Казнь шиитского проповедника в Саудовской Аравии разожгла давние очаги напряженности в отношениях Тегерана и Эр-Рияда. Под угрозой оказались мирные переговоры по Сирии, борьба с ИГ (группировка «Исламское государство», запрещена в России) и баланс сил между шиитами и суннитами, пишет заместитель главного редактора портала Rare Politics Мэтт Перпл в своей статье для The National Interest.

 

В отношениях Ирана и Саудовской Аравии может «рвануть» что угодно

 

На прошлой неделе Саудовская Аравия казнила шиитского проповедника ан-Нимра, чем привела Иран в ярость. Вслед за этим произошли погромы посольства Саудовской Аравии в иранской столице. В ответ Эр-Рияд объявил о прекращении дипломатических отношений с Тегераном. Последствия обострения в отношениях двух стран могут быть чрезвычайно серьезными с учетом происходящего на Ближнем Востоке, убежден обозреватель.

 

Теперь урегулирование сирийского кризиса находится под еще большей угрозой, чем раньше. В Сирии Иран и Саудовская Аравия ведут опосредованную войну друг с другом, как полагает Мэтт Перпл. Эр-Рияд пытается объединить разрозненные группировки повстанцев в единую коалицию, в то время как Тегеран поддерживает сирийского президента Башара Асада. Несмотря на то, что стороны уже встречались за столом переговоров – что само по себе является чудом, между ними нет никакого доверия, и теперь от обеих стран следует ожидать еще большего высокомерия по отношению друг к другу, говорится в статье.

 

Еще одним очагом напряженности является Бахрейн, большая часть населения которого – шииты, а правящая верхушка принадлежит к суннитам. В 1981 году в Бахрейне были предприняты попытки устроить госпереворот спустя два года после того, как в Иране прошла Исламская революция, однако восстание было подавлено, и с тех пор бахрейнский режим обвиняет Иран во вмешательстве в его внутренние дела. В 2011 году Саудовская Аравия ввела войска, чтобы подавить «арабскую весну». После казни ан-Нимра шииты в Бахрейне также вышли на улицы в знак протеста, но были встречены брандспойтами. И Тегеран, и Эр-Рияд стремятся оказывать влияние в Бахрейне, и это неизбежно будет обострять обстановку в отношениях двух стран, уверен обозреватель.

 

Однако самый большой урон события прошлой недели могут нанести борьбе против ИГ. Лучший способ победить террористическую группировку и предотвратить ее повторное появление – объединить усилия суннитских и шиитских сил на Ближнем Востоке при условии, что в борьбе с общим врагом они смогут оставить в стороне все свои противоречия. Но если такая цель и до событий прошлых выходных казалась малореалистичной, то теперь она выглядит еще более неправдоподобной. Саудовская Аравия одержима идеей обуздания Ирана, и большая часть сил будет направлена на межрелигиозную борьбу, а не на борьбу с ИГ, полагает Мэтт Перпл.

 

Саудовская Аравия и Иран много значат для Запада, поскольку они обладают лучшими после Израиля армиями на Ближнем Востоке, они – два последних островка стабильности в регионе, и, что крайне важно, они являются главными представителями суннитов и шиитов, и для США будет опрометчиво поддерживать только одну из сил, отмечает обозреватель.

 

РИА Новости

 

Оригинальная публикация The National Interest

 

 

 

Метки по теме: