Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган снова перешел черту, упомянув в своем общении с журналистами «гитлеровскую Германию», что неудивительно, учитывая его репутацию авторитарного лидера, склонного попирать права человека, верховенство закона, свободу слова и другие политические свободы, пишет The New York Times.

 

Реджеп Тайип Эрдоган

 

«С тех пор, как он пришел к власти более десяти лет назад, он использовал свои министерские, а затем и президентские полномочия для того, чтобы подавлять СМИ, профсоюзы и других оппонентов», — отмечает газета.

 

Худшие опасения насчет поведения турецкого президента подтвердились после победы его Партии справедливости и развития (ПСР) на важнейших парламентских выборах в ноябре, добавляет издание. Еще до голосования Эрдоган возобновил свою войну против Рабочей партии Курдистана (РПК), пытаясь повысить свой рейтинг перед голосованием, а затем «взялся» и за Демократическую партию народов, получившую возможность отстаивать права национальных меньшинств, в частности курдов, в парламенте.

 

«Союзники Турции, Америка и Европа, в постыдном бездействии наблюдали за жестокостью турецкой армии, наносившей авиаудары по курдским объектам на юго-востоке страны», — отмечается в материале. Бомбы падали на десятки жилых районов, и в результате военной кампании с начала 2015 года убито 3100 курдских повстанцев и неопределенное количество мирных жителей.

 

«Эрдоган мог бы положить конец войне и начать процесс интеграции курдов в турецкую политику, но вместо этого он движется в обратном направлении, из-за чего все больше людей встают на радикальный путь, полагая, что насилие — это единственный способ добиться большей автономии», — пишет газета.

 

Кроме того, турецкий президент не придает должного значения борьбе с ИГ, ставки в которой весьма высоки, подогревая таким образом напряженность в регионе, отмечает The New York Times.

 

«Господин Эрдоган крайне далек от тех времен, когда его можно было считать уважаемым лидером демократии мусульманского большинства и надежным партнером в регионе», — заключает издание.

 

РИА Новости

 

Оригинальная публикация The New York Times

 

 

 

Метки по теме: