Разрыв дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Ираном произошел совершенно некстати. Под угрозой оказалась и без того зыбкая перспектива мирного урегулирования сирийского и йеменского конфликтов, хрупкое политическое равновесие в Ливане и Ираке, а вместе с этим и возможность объединения усилий международного сообщества в борьбе с «Исламским государством» (ИГ, террористическая группировка, запрещена в РФ). Поводом для конфликта стала казнь в Саудовской Аравии шиитского проповедника, одного из лидеров саудовской оппозиции Нимра ан-Нимра. Он был приговорен к смертной казни еще в октябре 2014 году за подстрекательство к массовым акциям протеста и беспорядкам. В ответ разгневанная толпа разгромила дипмиссии Саудовской Аравии в Иране. Одновременно демонстрации протеста вспыхнули среди шиитского населения Бахрейна.

 

Конфликт Саудовской Аравии и Ирана

 

Арабские страны обвинили Иран в разжигании междоусобицы в регионе, хотя иранские власти поспешили наказать виновных в нападении на дипмиссии. Вслед за Эр-Риядом о разрыве отношений с Тегераном заявили власти Бахрейна и Судана, уровень представительства понизили ОАЭ, отозвал своего посла Кувейт. Ощущение, что нужен был повод объявить о том, что и так все очень хорошо понимали – пропасть в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном практически непреодолима. Неслучайно, еще за три недели до официального разрыва, Саудовская Аравия объявила о создании исламской коалиции по борьбе с ИГ, в которую она не позвала Ирак и Сирию, противостоящих террористам из этой группировки, и помогающий им Иран. Разрыв отношений не обозначает войну. Однако де-факто война между этими ведущими державами исламского мира шла уже несколько лет, и шла в первую очередь на территории Сирии. Тегеран оказывает финансовую и военную поддержку президенту Сирии Башару Асаду, Эр-Рияд и его союзники делают все то же самое для сирийской вооруженной оппозиции и многочисленных экстремистских группировок.

 

Однако сейчас ситуация резко изменилась — Москве удалось подключить иранцев к переговорному процессу вокруг Сирии. Во многом этому способствовало улучшение отношений Ирана с Западом, прежде всего с США, после договоренностей о закрытии иранского ядерного досье. Чем лучше становились отношения Тегерана и Вашингтона, тем больше нервничала Саудовская Аравия. Саудовцам совсем не понравились перспективы выхода своего главного соперника в регионе из экономической и политической изоляции. Но противопоставить контраргументов они не могли. После казни ан-Нимра у саудовцев появился шанс подразнить Тегеран и, возможно, вынудить его на резкие шаги, которые вызовут негативную реакцию Запада. Не первый разрыв Отношения между Саудовской Аравией и Ираном никогда не были простыми. Особенно после победы в 1979 году в Иране Исламской революции. Каждая из стран претендовала на лидерство в исламском мире, причем эти претензии выходили далеко за религиозные рамки. Речь шла не о споре между суннитами (коих представляет Эр-Рияд) и шиитами (в лице Тегерана), а о политическом, военном, экономическом доминировании. Ситуацию обостряла изоляция Ирана со стороны Запада. В то же время Эр-Рияд стал вторым после Израиля союзником Вашингтона на Ближнем Востоке. В 1980-е гг. Саудовская Аравия финансово поддерживала Ирак в его длившейся восемь лет войне с Ираном. Баасистский режим в Багдаде и лично иракский президент Саддам Хусейн не были близки Эр-Рияду, но перспектива сильного Ирана была еще страшнее. Ситуация еще больше обострилась в 1987 году, когда во время хаджа иранские паломники попытались организовать в Мекке демонстрацию в поддержку Исламской революции. В ходе разгона митингующих погибли более 250 граждан Ирана. В ответ в Тегеране демонстранты захватили саудовское посольство. Полемика между странами резко обострилась, и в итоге в апреле 1988 года отношения были разорваны. Однако спустя несколько месяцев закончилась ирано-иракская война, и общее неприятие Эр-Риядом и Тегераном режима Саддама Хусейна заставило обе стороны искать компромисс. В 1990 году Тегеран резко осудил агрессию Ирака против Кувейта. Это привело к восстановлению ирано-саудовских отношений, а вслед за этим и потеплению в отношениях с другими арабскими монархиями, входящими в Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива (Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар). Однако дружбы не получилось.

 

Еще в 2001 году будущий глава саудовской разведки принц Бандар (на тот момент посол в США), заявил в разговоре с директором британской МИ-6 Ричардом Диарлавом: «Скоро придет время, Ричард, когда шииты будут молить Бога: «Господи, помоги нам». Мы, миллиард суннитов, устали от них». Впрочем, это не помешало Бандару через несколько лет приехать в Тегеран и обсуждать повышение мер доверия в саудовско-иранских отношениях.  Новый виток холодной войны начался в 2003 году – после свержения режима Саддама Хусейна. Главный политический соперник Эр-Рияда и Тегерана в регионе был устранен. Баланс сил на Ближнем Востоке резко изменился. Саудовская Аравия не смогла помешать построению под эгидой США новой системы власти в Ираке, когда главой правительства всегда является представитель шиитской общины. Влияние Тегерана в Ираке резко усилилось. Одновременно выросло влияние шиитской общины в Ливане, особенно в 2006 году после войны Израиля с движением «Хезболлах», связи которого с Тегераном никогда не были секретом. Тесными были контакты и между Тегераном и Дамаском, а также Тегераном и палестинским движением ХАМАС. Иран стал символом сопротивления для арабского мира, символом борьбы с Израилем и США, в то время как арабские режимы представлялись большинству их поданных вялыми и погрязшими в коррупции. Тегеран превращался в своеобразную «мекку» сопротивления. Это не могло понравиться Саудовской Аравии и другим арабским монархиям. И они нанесли удар при первой же представившейся возможности. Эр-Рияд не стал выяснять отношения с Тегераном напрямую, а просто поддержал вместе в Катаром и со своими западными союзниками сирийскую оппозицию, которая выступила против президента Башара Асада. Без этого вмешательства конфликт в Сирии не перешел был в столь острую фазу как сейчас, и, возможно, волнения могли бы стихнуть.

 

Со своей стороны, Иран оказывал влияние на шиитскую оппозицию в Бахрейне и в Саудовской Аравии, где в 2011 году также, как и во многих других странах, начались протестные выступления, известные под общим названием «арабская весна». Однако активность Тегерана в арабских странах, где проживает значительная часть шиитов, не шла ни в какое сравнения с действиями Саудовской Аравии и Катара в Сирии. Иранцы не ставили цель свергнуть режимы в соседних странах. Но это не означает, что они впредь не будут расшатывать там обстановку, если сочтут для себя выгодным. Саудовцы уже несколько раз за последнее время дразнили Тегеран – начали войну в Йемене против близких Ирану хоуситов, пытались не допустить иранцев к переговорам по Сирии. Казнь ан-Нимра стала еще одной перчаткой, брошенной в лицо иранским властям. А разгром дипмиссий всего лишь поводом для того, чтобы заявить о своих претензиях. Неудивительно, что в Саудовской Аравии не ждут извинений Тегерана за нападение на дипмиссии. Условие возобновления отношений более глобально: Иран должен прекратить вмешательство во внутренние дела других стран, в том числе Саудовской Аравии. Но очевидно — Тегеран не откажется от возможности влиять на ситуацию в странах Ближнего Востока, также как этого не сделает и Эр-Рияд. А пока две державы ссорятся и делят регион, «Исламское государство» остается непобедимым, а конфликты, в которых задействованы иранцы и саудовцы — неурегулированными. Более того, может возникнуть почва для новых конфликтов в зоне Персидского залива, результат которых, кроме роста цены на нефть, пока непредсказуем.

 

Марианна Беленькая, востоковед

 

 

 

Метки по теме: