Все больше стран стремится укрепить свои позиции в Антарктике, которая обладает большим стратегическим и коммерческим потенциалом, пишет The New York Times.

 

Россия вступила в геополитическую борьбу за Антарктику

 

В 2048 году истекает срок действия Договора об Антарктике. Его отмена может открыть путь к добыче таких ископаемых в регионе, как железная руда, хром, уголь, нефть, газ и, вероятно, алмазы. Учитывая технический прогресс и изменения климата, ресурсы Антарктиды могут стать доступнее, невзирая на сложные природные условия.

 

Кроме того, страны используют регион для проектов по исследованию космоса и спутниковой навигации. Так, в Антарктиде уже работают три российских станции ГЛОНАСС, что NYT называет «попыткой бросить вызов доминированию американской GPS».

 

«Ученые предупреждают, что из-за политической активности вокруг Антарктики грань между военной и гражданской деятельностью может стереться задолго до того, как придет время пересматривать договоры по континенту, особенно в тех частях Антарктиды, которые идеально подходят для перехвата сигналов со спутников или перенацеливания спутниковых систем», — пишет издание.

 

Не так давно российские исследователи похвастались открытием огромного пресного водоема, для чего потребовалось пробурить несколько километров твердого льда. «Вы видите, мы здесь, чтобы остаться», — прокомментировал начальник станции «Беллинсгаузен» Владимир Чебердак.

 

Очень активно в Антарктике действует Китай, который в 2014 году открыл в регионе уже четвертую станцию и планирует создать пятую. У США в регионе есть три постоянных станции, однако американские исследователи жалуются на бюджетные ограничения и на то, что у США намного меньше ледоколов, чем у России. Осваивать Антарктику стремятся и такие страны, как Южная Корея, Беларусь и Колумбия, отмечается в статье.

 

Старые времена, когда в  Антарктике доминировали интересы стран Европы, Австралазии и Северной Америки, подошли к концу, отмечает политолог, профессор Лондонского университета Клаус Доддс. «Реальность такова, что за Антарктиду идет геополитическая борьба», — сказал он.

 

РИА Новости

 

Оригинальная публикация New York Times