К концу 2015 года стало ясно, что у граждан западных государств появился спрос на более радикальные идеологии, что и показали результаты выборов во многих странах. New York Times успокаивает: либерально-демократический капитализм в мире еще продержится, но националистические тенденции должны стать для правителей тревожным звонком.

 

Последние двадцать пять лет в мире господствовал либерально-демократический капитализм, пишет New York Times, обзор материала которой приводит ИноТВ. Пусть он не был идеальным и не все были с ним согласны, но его позиции казались достаточно стабильными. Было сложно представить, что этот строй может развалиться, и тем более – что может прийти ему на смену, считает автор статьи.

 

NT: либерально-демократический миропорядок дал трещину

 

Когда лопнул «пузырь доткомов», когда произошли теракты 11 сентября, случилась Иракская война и финансовый кризис, многих удивляла консолидированность и консенсус, которые царили в западном обществе. В мире на тот момент не появлялось никакой новой идеологии, которая могла бы предложить альтернативу либерализму, как фашизм или марксизм в свое время.

 

Однако к концу 2015 года ситуация изменилась, продолжает автор статьи, и впервые «темой этого года стала уязвимость либерального миропорядка, а не его устойчивость». Особенно это ощущалось на европейском пространстве, где партии центра традиционно успешно побеждали те движения, что угрожали мечте об объединении континента. Теперь же на окраинах Евросоюза – в Греции, Венгрии и Польше – такими победами похвастаться они больше не могут. Более того, в 2015 году главные партии стали проигрывать националистам в Великобритании, во Франции, в Испании и Швеции.

 

«Крайние» партии стали побеждать в Европе частично потому, что центр показал свою слабость, считает автор статьи. В пример он приводит решение Ангелы Меркель открыть границы для беженцев с Ближнего Востока, которое снискало ей похвалу от глобалистов, но внесло свою лепту в рост угрожающих европейскому либерализму тенденций. «Исламское государство», вероятно, все же падет, но, вербуя бойцов из западных стран, оно породило новую схему противостояния современности. И своей силовой политикой в ближнем зарубежье и на Ближнем Востоке Путин только ослабил образ западного мира.

 

Что же касается Соединенных Штатов, то если не считать Дональда Трампа, главным политическим событием года можно назвать появление «новых левых». И сам Трамп со своим стилем поведения, национализмом европейского типа и тщеславным авторитаризмом показывает, что раз уж за него готовы отдать свой голос столько избирателей, то, как, впрочем, и опросы свидетельствуют, вера в демократию у людей снижается.

 

И все же автор статьи уверен: Трамп не станет кандидатом в президенты от республиканцев, Джереми Корбин и Марин Ле Пен не возглавят свои государства, Швеция не превратится в фашистскую страну, а Евросоюз не развалится. И версии, что Европа станет исламской империей или сталинистским государством, скорее относятся к фантастике, чем к реальным вариантам будущего.

 

Либерализм, конечно, еще поживет какое-то время, но впервые за долгие годы Западу в этом вопросе стоит перестраховаться, пишет New York Times.

 

Источник

 

 

 

Метки по теме: