Возможен ли сейчас новый глобальный военный конфликт? Способно ли человечество опять наступить на старые, ржавые от следов засохшей крови грабли Смерти, к которым теперь приделаны не зубцы штыков, а ядерные боеголовки – чтобы уже наверняка разбить себе голову? Те, кому не хочется в это верить, оптимистично ссылаются на то, что мир, все же, стал за сто лет куда более цивилизованным, уже имеет страшный опыт мировых войн, и какими бы не были современные элиты, их представители вряд ли смогут решиться на подобный самоубийственный акт, памятуя о судьбе Вердена, Дрездена или Хиросимы.

 

Война на Донбассе

 

Однако, на самом деле, политики, которые правили мировыми державами накануне Первой и Второй мировой, были отнюдь не глупее, а, во многом, даже образованнее нынешних. К примеру, многие из них получили классическое образование, со знанием древнегреческого и латыни, изучая их на античных первоисточниках о военных конфликтах древнего мира. Литераторы написали в те годы куда больше значимых гуманистических произведений, которые, в отличие от наших дней, действительно читала тогда и интеллигенция, и многие представители рабочего класса. А обыватели того времени тоже хотели хорошей, долгой и интересной жизни для себя и своей детей, – а вовсе не горели желанием безвременно закончить ее под развалинами разрушенного бомбами дома или в загаженном окопе. Они не очень интересовались экономикой и политикой, но зато очень верили пропагандистским газетным агиткам о маленькой и победоносной войне, когда «наши доблестные армии» быстро и малой кровью разгромят наглых, коварных и трусливых врагов. И, даже когда земля уже плавилась под ногами, не ожидали от войны никаких иных последствий для себя и своей страны – «нас-то за что?».

 

Но логика развития событий, которая приводит к подобным войнам, не зависит от личной воли каких-то идиотов или злодеев во власти. Это не случайность, а закономерность – она с неизбежностью проистекает из логики развития кризиса мировой капиталистической системы – когда падение прибылей заставляет провоцировать передел рынков, а обнищание людей и попытки направить их гнев против «внешнего врага» приводят к разгулу шовинистической истерии и постоянному росту военных расходов. Мелкие провокации ведут к локальным конфликтам, их число растет, политическое напряжение усиливается, а затем нарастающие из года в год противоречия в итоге однажды заставляют мир в какой-то случайный момент обрываться в каких-то второстепенных, на первых взгляд, звеньях – будь-то Балканы, Восточная Европа или Ближний Восток. Левые напоминали об этом еще в прошлом десятилетии, в начале нового витка глобального кризиса. Просто жернова истории мелют медленно – успешно перемалывая при этом целые поколения и страны.

 

«Завтра была война»? Очень хочется ошибаться – но почему нет? Если все эти причины приводили к войне раньше, никто не может быть уверенным в том, что это не может случиться снова. Ведь, например, еще два года назад мало кто мог всерьез поверить в бомбовый авиаудар по Луганску или ракетные обстрелы Донецка – хотя еще в начале Евромайдана мы предупреждали акциями о реальной угрозе гражданской войны в Украине. Карл Маркс писал: «Гегель замечает где-то, что все великие всемирно-исторические события и личности повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй – как фарс». Но история мировых конфликтов уже засвидетельствовала обратное, и сейчас мало кто рискнет категорично не согласиться с тем, что трагедия мировой бойни может повториться и в третий раз. Да, учитывая наличие ядерных арсеналов, мысль о мировой войне может поначалу показаться совершенно безумной. Но, на самом деле, обусловленное социальным неравенством безумие постоянно творится в окружающем нас мире – будь-то награбленные миллиарды кучки сверхбогачей на фоне нищеты миллиардов жителей Земли, тонущие сотнями беженцы, кровавые терракты, отключение электричества в качестве коллективного наказания для жителей целого региона или атаки на «идеологически неправильные» памятники монументального искусства. Просто мы предпочитаем не замечать этого до последнего, чтобы полной ценой расплатиться потом за свое невежество и равнодушие.

 

Потому что, постепенно накапливаясь, все это дает в итоге качественный скачок в виде разрушительной катастрофы: экономической, социальной, политической, а затем и военной. А жизнь и история – это не компьютерная игра с сюжетом о ядерном холокосте, где можно «сохраниться» и переиграть миссию заново.

 

Андрей Манчук