Когда Украина начинала переговоры с Евросоюзом о подписании Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, составной частью которого являются положения о ЗСТ, Европа была на пике своей экономической формы. И шли эти переговоры ни шатко ни валко. Потом ситуация поменялась: грянул кризис в ряде стран Южной Европы, дела пошли живее. Поскольку здравомыслящие европейцы прекрасно осознавали, что без обретения новых рынков сбыта им из штопора не выйти, решено было таким рынком назначить Украину, выпрыгивающую из трусов ради того, чтобы стать единственной в Европе колониальной территорией.

 

ЕС: Украине никакой поддержки

 

Это не преувеличение: ещё задолго до подписания Соглашения, в 2007 году, анализ его последствий для Украины показывал, что оно чревато для Киева переходом в иностранную собственность финансово-экономической базы, а также уничтожением производства из-за невозможности конкурировать с европейскими товарами. А ЕС, соответственно, получал шанс ещё на несколько лет оттянуть обострение кризисных явлений.

 

Но все планы Евросоюза начали рушиться после организованного им же самим, совместно с США, неонацистского государственного переворота. Менее чем за два года их ставленники умудрились потерять контроль над тремя регионами, развязать в стране гражданскую войну и своей безмозглой антироссийской позицией довести Украину до дефолта. Мечты об увеличении европейского экспорта на Украину таяли вместе с падением покупательной способности населения «Незалежноï» и пикированием её экономики. Надежда получить последний клочок шерсти с этой овцы окончательно рухнула после объявления Кремлём о том, что из-за отказа Украины воспользоваться своим правом в течение переходного периода сохранять действие стандартов, технических регламентов и фитосанитарных норм в торговле с СНГ Украина лишается прав беспошлинного ввоза товаров в государства-члены ЗСТ СНГ. А поскольку с 1 января 2016 года Украина присоединяется к европейским антироссийским санкциям, против неё также будет введён санкционный пакет, аналогичный ответным мерам в отношении ЕС.

 

Это значит, что на фоне падения и экспорта в ЕС, и импорта из него Украина дополнительно теряет часть российского рынка сбыта, сокращается объём её валютной выручки и… вместо ожидавшегося Европой прироста продаж товаров на Украину следует дополнительное их сокращение. А как же иначе? Если у кого-то падает зарплата, то падают и объёмы покупаемых им товаров. «Обломилась» европейцам и возможность проталкивания собственной продукции в Россию под видом украинских товаров. То есть надежда увеличить сбыт за счёт Украины обернулась для ЕС сокращением экспорта с перспективой дальнейшего его падения уже в ближайшем будущем.

 

Разумеется, это не могло не вызвать истерики у еврокомиссаров. И вместо того чтобы образумить киевские власти, создавшие своим дуболомством проблемы и себе, и Евросоюзу, они предпочли ультиматумы России. По словам российского президента, переговорная группа Еврокомиссии, призванная решить спорные вопросы с Россией, возникшие из-за грядущего через несколько дней вступления в силу Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, потребовала от России немедленного перехода на европейскую систему фитосанитарного контроля, а также европейскую систему технического регулирования и технических стандартов. В ответ на возражения России о невозможности этого делегация Евросоюза предложила ввести переходный период сроком 18 месяцев. Когда же российские переговорщики ответили, что это технически невозможно, руководитель делегации ЕС встала и ушла со словами «игра закончена». «В сфере таможенного администрирования и ветконтроля мы получили однозначную неготовность партнёров принять во внимание наши озабоченности», — сообщил глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев.

 

Следует отметить, что в ходе этих переговоров Россия выступала не только от собственного лица. Накануне переговоров в Брюсселе главы государств, входящих в Евразийский экономический союз, выработали консолидированную позицию, одобряющую лишение Украины преференций по ввозу товаров на его территорию. В то же время о предрешённом срыве переговоров проболтался министр иностранных дел Украины, назвав их в своём микроблоге «сюрреалистичными», заявив, что ничто не помешает началу работы ЗСТ с ЕС с 01.01.2016.

 

Но наибольшим бредом во всей этой истории стало заявление той, что «встала и ушла»: еврокомиссар Сесилия Мальмстрём объявила, что изменение Россией торгового режима с Украиной противоречит минским соглашениям, в которых нет ни слова о торговых отношениях между Россией и Украиной. Неужели экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко, жаловавшийся на то, что европейские политики не читали минского протокола, имел в виду еврокомиссара по торговле, столь «дипломатично» ведущую себя на переговорах с Россией? При этом наибольшее раздражение Мальмстрём вызвали требования РФ подписать юридически обязывающий документ, который предотвратил бы нанесение ущерба России после вступления в силу Соглашения о ЗСТ между Украиной и ЕС.

 

Что ж, остаётся лишь сожалеть, что торговыми взаимоотношениями Евросоюза с важнейшими для этого межгосударственного образования геополитическими игроками занимаются экс-министры ЕС по внутренним делам, изучавшие для этого литературу в Сорбонне. Но это уже проблемы ЕС, поскольку финансовые последствия от «полицейской дипломатии с литературным уклоном» Мальмстрём расхлёбывать не России, а именно объединённой Европе… Тем более еврокомиссар уже заявила, что никакой помощи от Европы для компенсации российских защитных мер Украина не получит. Из-за того, что ЕС получила вместо планировавшейся выгоды одни убытки?

 

Александр Горохов

 

 

 

Метки по теме: