Пять лет назад началось то, что сперва торжественно называли «арабской весной», а потом перестали так называть, предпочитая вообще подвергать благоумолчанию установившуюся с тех пор крайнюю нестабильность арабского мира.

 

Постыдный юбилей «арабской весны»

 

Невеликая охота анализировать и подводить итоги (хотя пятилетие весны — это дата, когда сам Бог велел как-то суммировать, что же получилось) объясняется просто. Не получилось ничего хорошего.

 

Самый хороший итог «арабской весны», случившийся в Тунисе и Египте, заключался в том, что с грехом пополам удалось стабилизировать ситуацию, вернувшись на более или менее ухудшенный дореволюционный уровень. Не без потерь, конечно, но, к счастью, и без большой крови.

 

Если бы в том же Египте удалось реализовать операцию «Наследник», было бы примерно то же, что и сейчас, но без неприятного интермеццо с правлением «Братьев-мусульман» и без проистекающих отсюда потерь для общества и экономики. При том, что, конечно, светская деспотия по арабскому образцу — не масло сливочное. Но проблема в том, что, перефразируя афоризм Черчилля, «в арабском мире светская деспотия — наихудший способ правления, за исключением всех остальных».

 

Ибо «арабская весна» расцвела также в Ливии и Сирии, где отделаться переменой декораций и относительно умеренными издержками не удалось.

 

Ливии, как государства, т. е. структуры, обеспечивающей на своей территории какой-то порядок и не дающей жить полностью по обычаям первобытного леса, более не существует. Гибель Каддафи оказалась прелюдией к войне всех против всех.

 

Сирия пока не достигла ливийского уровня. На части территории сохранился прежний режим, возглавляемый прежним лидером Башаром Асадом. На остальной же части царит ливийское разнообразие, но неожиданное, и так раздражающее США, упорство Асада привело к тому, что еще не вся Сирия провалилась в черную дыру. Есть некоторые оазисы порядка, то есть, как сказано выше, «наихудшего способа правления, за исключением всех остальных».

 

Про появление «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ) поток беженцев в Европу, террористические акты в Париже и Калифорнии уже умолчим, хотя их причинно-следственная связь с «арабской весной» очевидна. Тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон (и теперешний претендент на место президента США) при виде весеннего пробуждения радостно восклицала: «Вау!». Спустя пять лет более уместно было бы русское междометие «Увы!».

 

Тогдашний оптимизм при виде несокрушимой поступи демократии был тем более глуп, что к тому времени не прошло и десяти лет, как произошло низвержение тирании в Ираке, а последствия низвержения оказались по меньшей мере спорными. Было время оценить итоги иракского 2003 г. и по крайней мере задуматься над тем, не повторится ли иракское освобождение в других странах. Тем более что суть событий была сходной: низвержение (при внешней поддержке) светского деспота и раскрепощение не сдерживаемых более деспотической волей правителя прямой анархии и религиозного фундаментализма.

 

Положим, можно понять недальновидность самих бунтующих народов. Давно замечено, что злоупотребления (которых в светских деспотических режимах более чем хватало) порождают революцию, а последствия революции хуже всяких злоупотреблений. Но пока народы не испытают на собственном опыте справедливость этой печальной истины, революционеры будут пользоваться успехом.

 

Но одно дело — воодушевленный идеалами борьбы ливиец или египтянин, который в силу своего горячечного состояния может не воспринимать ту циническую мудрость, что несправедливость лучше беспорядка. Другое дело — внешний наблюдатель, лично которого далекий восточный деспот ничем не обидел. Тут можно было бы ожидать большей охлажденности мышления и большей способности задумываться о последствиях.

 

Между тем эти качества в равной степени отсутствовали как у феллаха с площади Тахрир, так и у либерального профессора из лучших западных университетов, а равно и у тех, кто по должности руководит крупнейшими и богатейшими державами Запада — взять хоть ту же Клинтон. Если феллаху оно как-то еще извинительно, то властной и интеллектуальной элите свободного мира извинительно менее. Тут речь идет о полном должностном несоответствии.

 

Самое печальное, что урок, преподанный «арабской весной», не усвоен никак. Профессора на прежних кафедрах занимаются прежним благопотребным многоглаголанием, политики, ввергнувшие огромный регион в кровавый хаос, как ни в чем не бывало, учат весь мир нормам правильного поведения и по-прежнему занимают высшие должности (или готовятся их занять). Уровень ответственности за содеянное нулевой.

 

При таком нулевом уровне стоит ли удивляться тому, что вера во всеблагий и велемудрый Запад тает на глазах. Когда западные элиты искренно не понимают, что они натворили и почему на них обижаются, — другого результата даже трудно и ожидать.

 

Максим Соколов

 

 

 

Метки по теме: