Спор о 3-миллиардном долге Украины России лишен экономического смысла. Для Москвы эти деньги, конечно, не лишние, но радикально ситуацию не изменят. Киев задолжал внешним кредиторам 127 млрд долларов, «российский кредит» лишь округляет эту неподъемную для нэньки сумму.

 

Можно оценивать только политическую составляющую происходящих процессов. Причем, не на Украине, где своей политики нет.

 

Украина

 

Золотовалютные резервы, по сведениям НБУ, оставляют сегодня 13 млрд долларов — в десять раз меньше, чем долгов. Решение Кабинета министров Украины о прекращение торговли с Россией стало экономической катастрофой, поскольку ЗВР восполнить больше нечем. Но катастрофу как общенациональную зраду в нэньке предпочитают не замечать.

 

Если я правильно понимаю настроения в украинском обществе, громадяне сегодня чувствуют поддержку мировой общественности, что позволяет им пребывать если не в приподнятом настроении, то, по крайней мере, духоподъемном. Несмотря на дефолт. Что является следствием Майдана, когда газеты всего мира размещали информацию о «революции гидности» на своих первых полосах.

 

Раз Евросоюз продлил еще на полгода антироссийские санкции, значит, поддержка сохраняется. И это безусловная перемога.

 

МВФ определил долг Украины перед Россией как государственный — напротив, зрада. Она немного подпортила состояние сплоченности с цивилизованным миром, в котором громадяне пребывали со времен Майдана и усилились 8 декабря, когда тот же МВФ ради незалэжной державы изменил собственные правила: теперь он может кредитовать даже дефолтные государства. Что было звонкой перемогой и смачным плевком в лицо москалям.

 

Заметьте, сам дефолт, то есть полное банкротство ридной нэньки, значения не имеет.

 

Зрадами были обе встречи Джона Керри с Владимиром Путиным в этом году, а слова госсекретаря о том, что Россию больше не изолируют, — просто-таки пощечиной всем победителям Майдана.

 

Но зато ЕС подсластил пилюлю, намекнув на грядущую перемогу, — в 2016 году он наконец отменит визы для украинцев. Правда, для редких обеспеченных туристов, а не для миллионов бедных трудовых мигрантов, — свободного перемещения через границу гастарбайтеров в Европе не допустят, что было особо подчеркнуто. Но для майдановцев политика изначально была важнее экономики.

 

Сиюминутные зрадоперемоги над россиянами (о которых, впрочем, большинство россиян не подозревает) стали главными темами не только на украинских форумах, но и сутью политики Киева. Приятную слуху, но оторванную от реальности мысль о развале «Рашки», не стесняясь, мусолят с самых высоких трибун. И до сих пор всерьез обсуждают в своих статьях и блогах не только местные политологи с не очень широким кругозором, но и народные депутаты, и чиновники разных рангов.

 

Чаще всего мы не обращаем внимания на эти затухающие скачки победителей «революции гидности». Их амплитуда явно уменьшается, энергии подпрыгнуть высоко, чтобы было заметно в Кремле, уже не хватает. Но нас больше интересуют не то, как украинцы оценивают очередное событие, — как перемогу или как зраду, а что за ним, событием, стоит и в каком направлении дуют геополитические ветры.

 

Например, для меня была полной неожиданностью очевидная зрада Украины в Международном уголовном суде ООН в Гааге (МУС), которая почему-то прошла незамеченной. «Международный трибунал не может открыть дело об аннексии Крыма Россией», — оповестило на днях сограждан агентство УНИАН. Не знаю как вы, а я отчетливо чувствую волну непреодолимой боли несбывшихся надежд, исходящую от каждой буквы заголовка.

 

Триллиард долларов, которые Арсений Яценюк пригрозил стрясти с России за Крым и Донбасс, остался в мечтах свидомых патриотов. Подлая всемирная зрада.

 

Однако для людей, пытающихся анализировать ситуацию, а не предаваться иллюзиям, факт того, что Гаагский трибунал встал на сторону закона, позволяет надеяться, что здравый смысл начинает потихоньку возвращаться в международные отношения. Что нравится и самим юристам, которым, как я знаю, диктат политиков порядком надоел.

 

Официальный представитель суда Фади эль-Абдалла объяснил журналистам, что Гаагский трибунал пока не имеет права рассматривать дела, связанные с агрессией, среди которых аннексия. «В ноябре 2017 года должно состояться голосование по поуводу того, хотим мы активизировать эту часть судебной ответственности или нет», — сказал судейский представитель.

 

Жестко, конечно. Но еще жестче был его ответ на вопрос корреспондента УНИАН, сможет ли Украина обратиться в МУС после завершения процедуры. «Я не думаю, что это применимо в отношении фактов, которые были в прошлом. События, произошедшие до того, как поправка относительно акта агрессии вступит в действие, не будут рассматриваться судом», — объяснил Фади эль-Абдалла простое и известное всему миру правило: закон обратной силы не имеет.

 

В отличие от свидомых украинцев, мы с вами, конечно, понимаем, что причиной любой зрады Киева последнего времени является вовсе не нэнька, а активные действия России далеко за ее пределами. Как только США смирились с потерей Крыма, с существованием «красных линий», за которые они не имеют права заступать, пришло и понимание, что надо договариваться, а не спорить по пустякам.

 

Например, после того как Россия активизировала в Сирии С-400, пилоты коалиции США остерегаются летать. «В этом месяце Москва развернула вблизи этого района современные зенитно-ракетные комплексы «Бук» и начала «подсвечивать» американские самолеты при помощи радаров. Американские представители называют это прямой и опасной провокацией. Пентагон прекратил все пилотируемые полеты, оставив в небе только беспилотники», — пишет Bloomberg.

 

Россия мешает кроить Ближний Восток так, как хотелось бы американцам. И эта проблема для них куда важнее Украины, такое региональное предпочтение невозможно не принимать во внимание. Если, конечно, головы не заняты построением невероятных геополитических конструкций, в центре которых находится нэнька. Нет, нэнька больше американцам не нужна, и с этим громадянам придется смириться.

 

Разумеется, это вовсе не означает, что конфликт между Москвой и Вашингтоном исчерпан — давление еще какое-то время продолжится (во всяком случае, до того, как в США появится новый президент, — точно). Санкции быстро не снимут, в судах дела против России будут рассматриваться по инерции предвзято, голос в ПАСЕ, скорее всего, нам не вернут. Но интенсивность этих невидимых, но пока чувствительных ударов постепенно ослабеет и в итоге дойдет до приемлемого уровня.

 

Все в итоге вернется на круги своя —  отношения с Западом восстановятся, торговля возобновится. Прагматичность возьмет верх, хотя взаимное недоверие сохранится. Но когда мы с Западом доверяли друг другу?

 

Наша перемога не станет окончательной зрадой для Украины, хотя настроение у патриотической части ее громадян ожидаемо испортится. Это лишь наука на будущее: со своим главным экономическим партнером нужно, несмотря ни на что, сохранять, холить и лелеять деловые отношения. Даже если кто-то настойчиво советует побить с ним горшки, обещая взамен золотые горы. Обязательно обманут.

 

Мало кто из экспертов сомневался, что Россия рано или поздно выстроит новые отношения с США и договорится по всем ключевым и важным для себя вопросам. В том числе по украинскому. Даже несмотря на временные отступления и трудности, которых за последние два года было много и которые еще долго будут напоминать о себе. Слишком большая и влиятельная страна.

 

Из всей этой истории украинцам предстоит усвоить главный урок: проигравшей стороной всегда будет нэнька.

 

Павел Шипилин