Главным событием вчерашнего дня стала очередная ежегодная пресс-конференция президента России. СМИ и блоги наполнены разбором мероприятия по винтику, а слова Путина рассматриваются под микроскопом.

 

Ежегодная пресс-конференция президента России

 

В принципе, пресс-конференция никаких существенных сюрпризов не преподнесла. Скорее, подтвердила уже давно определившиеся тренды.

 

А еще она в очередной раз обнажила одно узкое место российской политической системы – катастрофический уровень некомпетентности российской оппозиционной журналистики. И это действительно проблема. Потому что в стране есть системные проблемы и постоянно возникают те или иные кризисные точки, которые необходимо актуализировать в общественном мнении. Однако оппозиционная пресса делает это таким образом, что у среднестатистического человека возникает только одно желание – стать последовательным сторонником Кремля. И корни этого явления находятся именно в банальном непрофессионализме журналистов.

 

Все уже привыкли, что для Путина нет запретных тем, и он готов отвечать на самые жесткие и острые вопросы. Вчерашняя встреча не стала исключением. Представителям либеральных СМИ предоставляли микрофон много раз, и они подняли практически все самые болезненные и острые темы, вызвавшие резонанс в российском обществе последнее время: «ПЛАТОН» и Ротенберги, Кашин и Турчак, слухи о Катерине Тихомировой как дочери президента, обвинения в адрес генпрокурора и его сына, убийство Немцова и т.д. и т.п.

 

Однако главной особенностью стало то, что президент не только непринужденно ответил на все эти вопросы и не чувствовал себя не в своей тарелке, хотя такая цель явно стояла у задававших вопросы, важнее даже то, что по итогам ответов Путина эти журналисты зачастую выглядели некомпетентными истериками.

 

Практически все оппозиционные журналисты допустили критические ошибки в процессе задавания своих вопросов. Вот только некоторые из них.

 

Во-первых, большинство оппозиционеров задавали по несколько (2-3) несвязанных с собой вопросов, что было открытым неуважением к присутствующим коллегам.

 

Во-вторых, очень многие из них превращали свои вопросы в весьма объемное выступление, которое выглядело банально неуместно.

 

В-третьих, многие говорили на эмоциях, использовали – видимо, для большей убедительности – яркие обороты и метафоры, но в итоге это оборачивалось обратным. На фоне общей спокойно-деловой атмосферы пресс-конференции и традиционно не теряющего самообладания Путина избыточная эмоциональность выглядела истеричностью.

 

А в-четвертых, в погоне за ярко сформулированным (с явно обвиняющим подтекстом) вопросом кое-кто опустился до откровенной лжи.

 

Ничего удивительного, что Путин, который является опытнейшим мастером публичного общения, легко поворачивал разговор в удобное для него русло, выбирая в этом эмоциональном и плохо структурированном потоке выгодные ему аспекты. Ну, а ложь, подобную «Ротенбергу подарили всех дальнобойщиков», легко разоблачал, проясняя истинную суть процесса.

 

Самое печальное, что любой из этих вопросов можно сформулировать действительно актуальным, острым и нелицеприятным образом. Но почти все либеральные журналисты свои шансы упустили, предпочтя и дальше в глазах среднестатистического россиянина выглядеть неадекватными и неумными персонажами, которые всегда тянут одеяло на себя.

 

Неудивительно, что после пресс-конференции в социальных сетях либеральной оппозиции начались разборки по поводу их провала на мероприятии.

 

В целом, российским либеральным журналистам хочется пожелать учиться у профессионалов, например, у представителя «Уолл стрит джорнал», который задал Путину вопрос по всем канонам журналистики – краткий, емкий, по актуальной теме и в весьма острой форме.

 

Ирина Алкснис

 

 

 

Метки по теме: