Углеводородная озабоченность украинской стороны понятна: денег на закупку газа становится все меньше, а ресурсы северо-западной части Черноморского шельфа оцениваются в 495,7 млрд куб. м природного газа и 50,4 млн т нефти. В зоне Керченского пролива объем запасов прогнозируется на уровне свыше 300 млрд куб. м газа и около 130 млн т нефти. Черное море могло бы стать вторым Персидским заливом, однако развитию нефтегазовой отрасли в регионе препятствуют неблагоприятная международная среда и сложные внутриполитические процессы.

 

Для чего Украина атакует буровые установки Крыма

 

Наличие региональных интересов и Черноморского флота России позволяет утверждать, что провокационные (силовые) методы не добавят Украине нефти, газа, международного веса и влияния.

 

 

В труде как в бою

 

14 декабря в Черном море, на маршруте буксируемых плавучих буровых установок государственной компании «Черноморнефтегаз» появился танкер под турецким флагом. Возможно, это была случайность. Беспрепятственное движение каравана обеспечивали катера Пограничной службы ФСБ России и Черноморского флота, и буровые благополучно прибыли в территориальные воды России. В Управлении ФСБ по Республике Крым отметили, что инцидента между турецким судном и кораблями ЧФ не было. Если не было ни дыма, ни огня, к чему уделять этому так много внимания? Не все так просто.

 

Крымские власти проводят национализацию нефтяных и газовых месторождений в Черном и Азовском морях, в том числе Одесского и Безымянного месторождений. Единственная компания-претендент на разработку — российский «Газпром». С учетом долгов перед Россией за газ, Украина находится в безвыходной ситуации, а в наборе инструментов «революционеров» — только мелкие провокации и шумиха в СМИ.

 

15 декабря Пограничная служба ФСБ России направила сторожевой корабль второго ранга «Аметист» для защиты буровых установок «Черноморнефтегаза» на шельфе Черного моря после вмешательства в их работу кораблей пограничной службы и ВМС Украины. Утром того же дня украинский пограничный корабль (при поддержке боевых единиц ВМС) подошел к российской плавучей платформе «Таврида» и потребовал информацию о составе экипажа и целях пребывания в данном районе. Командир украинского корабля не имел на то полномочий, и в подобной ситуации вопросы могли возникнуть к самим украинским морякам со стороны российских пограничников и ЧФ.

 

«Зеленые бескозырки» украинской стороны доклада крымских нефтяников не получили, ограничились фото- и видеосъемкой платформы. Вероятно, цель провокации — привлечь внимание мирового сообщества к украинской проблематике, которая на фоне сирийских событий и парижских терактов отошла на третий план. А тут еще госсекретарь США Джон Керри в Москву зачастил. Уплывает золотая рыбка.

 

И все же возвращение Украины на первые полосы мировых СМИ в образе грозного дядьки Черномора маловероятно. Весной 2014 года США ввели санкции против национализированной правительством Республики Крым компании «Черноморнефтегаз», чем косвенно признали факт национализации и принадлежность России. Сегодня заголовки в стиле американского издания The New York Times — «Забрав Крым, Путин приобрел целое море углеводородных запасов» — уже не в тренде. С 2014 года киевское руководство настолько утомило союзников и противников «революции достоинства» неадекватностью реформ и внешнеполитических реакций, что мировое сообщество не обратит особого внимания на украинскую попытку вытеснения России из черноморского нефтегазового бизнеса. Медийный шум, который не оказывает влияния на реальность.

 

15 декабря генеральный директор «Черноморнефтегаза» Игорь Шабанов сообщил, что крымская госкомпания продолжает добычу газа, несмотря на террористическую угрозу. Буксировка вызвана технической необходимостью. Вышки прекратили работы в 180 км от берега, перебазированы на новый участок и в течение трех лет будут разрабатывать месторождение Гордиевича. Подчеркнем, буровые вышки — российские, причины их перемещения — технологические. Политики никакой.

 

16 декабря глава Республики Крым Сергей Аксенов отметил: «Платформы, согласно штатному расписанию, для выполнения буровых работ были доставлены в территориальные воды РФ. Я лично никакой угрозы не вижу».

 

Власти Крыма взяли под охрану месторождения нефти и газа в Черном и Азовском морях, а также газовые и нефтяные платформы государственной компании «Черноморнефтегаз» еще в марте 2014 года. С декабря 2015 года район добычи углеводородов в Черном море патрулирует сторожевой корабль российских пограничников.

 

 

Вышел МИД на абордаж

 

С возвращением Крыма в состав РФ Украина потеряла около 7 процентов запасов газа и около 16 процентов запасов нефти. Зима 2015-2016 годов только начинается, а «Нафтогаз Украины» официально признан «поставщиком последней надежды» и как поставщик особых надежд гражданам не внушает. Утопающий хватается за соломинку, а киевское руководство обращает взоры на месторождения в нейтральных водах и плавучие буровые РФ.

 

Украина намерена требовать у России возмещения ущерба за буровые установки и платформу «Таврида», которые принадлежат «Черноморнефтегазу». При этом украинский МИД квалифицирует действия российской стороны как международно-противоправные, направленные на систематическое нарушение суверенитета, суверенных прав и юрисдикции Украины над внутренними водами, территориальным морем, исключительной экономической зоной и континентальным шельфом в Черном и Азовском морях. Чего только не придумают в Киеве, только бы долг в 3 млрд долларов Москве не отдавать.

 

Повторю, наделавшее столько шума Одесское месторождение находится в нейтральных водах с неопределенным международно-правовым статусом. Абордаж крымских буровых бесперспективен — Украина в очередной раз пытается взять то, что ей не принадлежит.

 

Александр Хроленко

 

 

 

Метки по теме: