Итальянцы отказались продлевать антироссийские санкции ЕС «автоматом», требуя сначала провести политическое обсуждение. Санкции в итоге, скорее всего, продлят, однако итальянский демарш говорит о многом

 

Итальянцы отказались продлевать антироссийские санкции ЕС

 

Изначально планировалось, что 9 декабря представители стран-членов ЕС в Брюсселе автоматически продлят действующие против России санкции (срок действий которых истекает в конце января 2016 года). Эксперты лишь гадали о сроке действия возобновленных ограничений: еще на 4 месяца, полгода, год? Однако к удивлению многих специалистов решения так и не было принято, поскольку европейцы не смогли прийти к необходимому в данном случае консенсусу. Возмутителями спокойствия и нарушителями партийной дисциплины стали итальянцы.

 

Рим заявил, что вопрос о санкциях слишком важен, и их сначала нужно обсудить на высшем уровне. Например, 14 декабря на заседании министров иностранных дел, или же на саммите стран-членов ЕС, который состоится 17-18 декабря. По некоторым данным, итальянцы были не одиноки в этой своей просьбе — к ним присоединились венгры и австрийцы.

 

Нужно понимать, что нынешнее решение — не более чем отсрочка. Если не произойдет ничего непредвиденного, то саммит стран-членов ЕС консенсусом заявит о продлении антироссийских санкций. Принципиальное решение уже принято и пролоббировано американцами, да и сами итальянцы не готовы занять абсолютно принципиальную позицию и ветировать решение Евросоюза. Тем не менее, итальянский протест вносит в санкционную войну между Россией и Западом несколько чрезвычайно важных, экзистенциальных штрихов.

 

Во-первых, налицо первый публичный демарш страны-члена ЕС против продления санкций (греческая фронда не в счет — громкие заявления Афин так и остались лишь заявлениями, не приведшими ни к какому срыву голосований). Евросоюз больше не может демпфировать серьезные внутренние разногласия, и не просто по санкциям, а по российско-европейским взаимоотношениям в целом. Ведь давно уже складывается патовая ситуация: обе стороны понимают невозможность победы, обе стороны несут имиджевые и финансовые потери, но при этом одна из сторон (Евросоюз) не готова идти на компромисс из-за внешнего влияния США и позиции ряда восточноевропейских стран.

 

И с каждым месяцем все больше европейцев осознают ненормальность этой ситуации, понимают, что конфликт с Россией пора заканчивать из-за его бессмысленности и бесперспективности. Многие из них боялись высказывать эту позицию открыто, опасаясь обвинений в подрыве европейской солидарности, и с этой точки зрения поведение Италии создает важнейший прецедент. Рим фактически стал первопроходцем, который получит все шишки, а другие противники санкций могут позиционировать себя не как саботажники, а как присоединившиеся товарищи.

 

Во-вторых, признание ситуации «неоднозначной» и желание ее «обсудить» может создать интересную ситуацию в конце зимы 2016 года. Напомним, что Киев должен до февраля включительно принять целый ряд законопроектов, под которыми он подписался в Минском соглашении. Причем принять по правильной процедуре (например, согласовать конституционные поправки с ополченцами). Всем очевидно, что эти условия Петр Порошенко не выполнит — не может, да и не хочет. Также очевидно было, что в этом случае Запад снова возложит вину за срыв мирных соглашений на Россию (ведь не секрет, что именно невыполнение минских соглашений является официальным поводом для сохранения антироссийских санкций).

 

Однако в случае обострения разногласий внутри Евросоюза по российскому вопросу кто-нибудь из лидеров стран-членов может задать публично вполне логичный вопрос: «Почему за срыв соглашения Украиной нужно наказывать Россию?». И ответа на этот вопрос не будет ни у Брюсселя, ни даже у Вашингтона. В результате исчезновение антироссийского консенсуса вкупе с резким повышением международного авторитета России (которая реально борется с терроризмом в Сирии) может создать серьезные проблемы для Украины. «Это симптоматично и надо понимать, что если мы сделаем ряд грубых дипломатических, военно-политических и практико-оперативных промахов на Донбассе, то ситуация может повернуться к нам не самым благоприятным образом», – говорит директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. Однако речь не только о соблюдении Минских соглашений — если раньше Европа закрывала глаза на некоторые сомнительные аспекты украинской внутренней политики, то в будущем она может более пристально отслеживать поведение киевских властей.

 

Безусловно, до полного снятия санкций еще далеко.

 

Во-первых, Москве нужно добиться как минимум нейтрального отношения американцев (с этой точки зрения заявления вице-президента США Байдена о необходимости федерализации Украины являются позитивным моментом, но лишь моментом, который пока не является признаком тренда).

 

Во-вторых, договориться с европейцами по правилам игры на пространстве Украины и всей западной части постсоветского пространства (прежде всего в Молдавии, где благодаря усилиям Киева и Кишинева Приднестровский конфликт может быть разморожен). Переговоры будут долгими и непростыми. Однако итальянский демарш показал, что снимается одно из основных препятствий для их конструктивного проведения — коллективное бессознательное западного мира, носящее откровенно русофобский характер. Не исключено, что теперь переговорный процесс будет носить более прагматичный характер — чего, в общем-то, и добивалась Россия.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме: