В Москве обратили внимание на прозвучавшие на слушаниях в Конгрессе США высказывания высокопоставленных представителей Госдепартамента и Пентагона, в очередной раз обвинивших Россию в нарушении положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), считают их голословными, и обращают внимание, что такие заявления используются США для наращивания американского военного присутствия у границ России, заявляют в МИД РФ.

«Обратили внимание на прозвучавшие на слушаниях в Конгрессе США высказывания высокопоставленных представителей Госдепартамента и Пентагона, в очередной раз обвинивших Россию в нарушении положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), а также — видимо, для придания обвинениям большей весомости — и ряда других соглашений в сфере контроля над вооружениями, включая Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и Договор по Открытому небу (ДОН).

 

С сожалением отмечаем, что американская сторона продолжает раскручивать воинственную риторику и все более определенно переводит проблему ДРСМД в плоскость своих якобы «ответных» мер военного и военно-технического плана. При этом обвинения в наш адрес остаются совершенно голословными. Администрация США по-прежнему не утруждает себя углублением в конкретику и представлением хоть сколько-нибудь убедительных доказательств. Факты, дескать, установлены, и это должно восприниматься как аксиома. Возникающие же резонные вопросы о том, что это за «факты», кто и как их «установил» и как это можно проверить — американцы упорно оставляют без ответа. Членам Конгресса, «союзникам и партнерам США», общественности просто предлагается принять на веру тезис о том, что Россия якобы уже производит и развертывает запрещенные Договором крылатые ракеты средней дальности наземного базирования, а также пусковые установки для них.

 

Цель авторов подобных измышлений очевидна: попытаться бросить тень на нашу линию в сфере контроля над вооружениями и одновременно отвлечь внимание от действий самих США, чрезвычайно вольно трактующих положения ДРСМД в случаях, когда они препятствуют развитию важных для Вашингтона вооружений.

 

Речь, в частности, идет о пусковых установках Мк-41 в наземных противоракетных комплексах «Иджис Эшор», которые США размещают сейчас в Румынии и которые затем будут размещены в Польше. На кораблях эти установки являются универсальными и используются для запуска как противоракет «Стандарт-3», так и крылатых ракет средней дальности «Томагавк». На слушаниях представитель Пентагона дежурно утверждал, что сухопутный вариант Мк-41 «не приспособлен и не предназначен» для запуска крылатых ракет. Хотели бы подчеркнуть, что для нас данный вопрос остается открытым, так как установить, насколько подобные утверждения соответствуют действительности, могут только военные и технические эксперты, а американская сторона категорически отказывается вести предметный разговор на эту тему. Соответственно, у нас сохраняются все основания рассматривать наземные Мк-41 как пусковые установки крылатых ракет, а их размещение на суше как прямое нарушение американской стороной Договора о РСМД.

 

Много вопросов возникает в связи с использованием США при испытаниях средств ПРО ракет-мишеней, аналогичных по характеристикам ракетам средней и меньшей дальности. Характер и масштаб программы производства и испытаний подобных «мишеней» выходят далеко за рамки заявленных целей. Под видом испытаний средств ПРО в США могут отрабатываться вопросы, связанные с производством и боевым применением запрещенных Договором баллистических ракет средней и  меньшей дальности.  Приходится вновь констатировать, что американская сторона не проявляет готовности обсуждать с нами эту крайне серьезную тему. Более того, в законе об одобрении военного бюджета США на следующий финансовый год прямо прописан запрет на передачу России телеметрической информации с ракет-мишеней, о чем мы, собственно, американцев и не просили. Подобная «перестраховка» только укрепляет наши выводы из происходящего.

 

Кроме того, США уже много лет производят и используют ударные беспилотные летательные аппараты, подпадающие под содержащееся в Договоре определение крылатых ракет наземного базирования. При этом наши попытки прояснить, как это согласуется с Договором о РСМД и сопутствующими ему документами, встречаются с наигранным непониманием и сопровождаются рассуждениями, не имеющими прямого отношения к терминологии и понятийному аппарату Договора.

 

Мы неоднократно заявляли о приверженности России Договору о РСМД. Много раз предлагали американским коллегам отказаться от методов «мегафонной дипломатии» в обсуждении спорных вопросов реализации Договора и перейти к профессиональному экспертному диалогу в двустороннем формате, что, на наш взгляд, отвечало бы характеру возникающих проблем. Однако мы видим, что американская сторона по-прежнему предпочитает использовать бездоказательные обвинения и увиливает от обсуждения «неприятных» для себя тем.

 

Особенно настораживает, что искусственно раздуваемая США шумиха вокруг ДРСМД начинает использоваться в качестве оправдания «комплексной реакции», включающей осуществление широкого спектра долгосрочных военных программ, в том числе связанных с модернизацией ядерного оружия и повышением его эффективности, а также наращивание американского военного присутствия у границ России в Европе и ATP. Причем все указанные меры предполагается реализовать, даже если ситуация с ДРСМД будет урегулирована. Об этом было прямо сказано в ходе слушаний в Конгрессе. Ситуация с Договором, таким образом, беззастенчиво используется для формирования в Евроатлантике атмосферы хронической военной напряженности. Естественно, мы берем подобные заявления на заметку и делаем из них необходимые выводы.

 

Что касается ДОВСЕ, то США, как обычно, затушевывают свою роль в подрыве жизнеспособности данного Договора и замалчивают нашу готовность к предметным консультациям по новому режиму контроля над обычными вооружениями в Европе. Хотели бы еще раз напомнить, что мяч в данном вопросе находится на стороне НАТО, а не России. Подавать ситуацию по-иному – значит в очередной раз грешить против истины».