Франция по-тихому отменила права человека. То есть, в связи с чрезвычайной ситуацией, связанной с борьбой против террористов, приостановила действии Европейской конвенции и лишила своих граждан возможности подавать в Страсбургский суд. Как отмечает доктор права Карин Беше-Головко, сделано все «без общественного обсуждения и при полном молчании СМИ».

 


Другими словами, если, допустим, в поисках «Исламского государства» спецназ ворвется в дом к добропорядочному французу, перевернет все вверх дном и слегка ранит хозяина из огнестрельного оружия при сопротивлении, суд вполне может оправдать действия полицейских. Потому что всем страшно. А ошибиться может каждый.

 

Между прочим, Россия, когда в Москве террористы взрывали дома, метро и троллейбусы, а на Северном Кавказе шла настоящая война, никого никаких прав не лишала. Даже чеченцев. И потом выполняла решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) — исправно платила за разрушенные дома, смерть кормильцев и другие потери, которые всегда сопровождают войны.

 

А вот Франция платить своим гражданам компенсации не собирается.

 

Ибо права человека — это такой забавный инструмент, который всегда можно засунуть подальше, если в хороших странах возникают проблемы. Когда проблемы возникают в плохих странах, то тогда, конечно, они должны действовать и на них надо настаивать — например, при помощи разных неправительственных организаций. Иначе отличить хорошие государства от плохих не получается.

 

В прошлом году выходом из-под юрисдикции ЕСПЧ пригрозила Великобритания. Министр юстиции Крис Грейлинг так и сказал: королевского суда подданным Ее Величества достаточно. И даже пообещал, что страна разработает собственный Билль о правах, не хуже общеевпропейского.

 

И ведь выйдут, как пить дать. Не может англосакс подчиняться чужим приказам.

 

В мае Украина тоже приостановила действие ряда статей Европейской конвенции по правам человека. Не везде, конечно, а только в Донбассе. Ведь там и не люди живут, а не пойми кто. И какой смысл наделять их теми же правами, что и остальных громадян, которые устроили Майдан и теперь живут припеваючи?

 

Боюсь, рано или поздно выполнять решения ЕСПЧ будет одна Россия. Ведь в Европе сейчас сплошные проблемы с этими беженцами, наделять их правами нет никакого смысла. И своих граждан — тоже. Иначе террористов, которые просочились вместе с мигрантами, никак не выловить. А если, допустим, полиция ошибется и убьет своего — платить за него, что ли? Это ж просто досадная случайность. Не специально же, в конце концов.

 

Заметьте, пока европейские обыватели мирно стригли свои газоны, их президентов права человека беспокоили. Полиция степенно прохаживалась, помогая старушкам переходить дорогу. Суды вставали на сторону граждан, если кого-то случайно задели дубинкой.

 

Но как только угроза жизни стала реальной, Франция тут же смекнула, что возможны издержки. Ибо террористы смелые, наглые и не боятся умереть, взорвав «пояс шахида» вместе со спецназом. Значит, придется стрелять издалека и лучше на поражение. Промахнуться легко. А платить за промашку желания нет.

 

Эдак они за одного террориста сто честных французов завалят. И даже извиняться не станут — нечего по улицам шляться, дома надо сидеть.

 

Получается, что Франция, объявив войну экстремизму, заодно объявила войну и собственным гражданам. Правда, шепотом. А то неудобно как-то.

 

Ждем, когда мораторий на действие Конвенции по правам человека объявят другие светочи демократии — Германия, Венгрия, Польша, Прибалтика. А то на компенсациях пострадавшим в беспощадной борьбе с террором недолго и разориться. Бюджет-то не резиновый.

 

 

Павел Шипилин

 

 

 

Метки по теме: