У части политиков и активистов, называемых обычно «либералами», наступили совсем тяжёлые времена. Сначала украинский майдан ударил по их рейтингам: они привыкли размахивать Украиной как витриной «евро-побед», но там итоговая победа получилось такой, что почти вся страна восприняла её с ощущением: «Боже, упаси!..»

 

У либералов произошло раздвоение личности

 

Потом были спасительные санкции Запада, которые можно было поддерживать во имя «удушения крававого режыма», но и эти фокусы народ им запомнил. Потом был вроде сладостный период, когда «весь цивилизованный мир» объединился в коалицию против ИГИЛ, и только Россию «не взяли», потому что она «в международной изоляции» за грехи. Спекулировать на этом удавалось без малого год, пока не стало ясно уже решительно всем, что «цивилизованный мир» никакого ущерба почему-то не причинил ИГИЛ за это время, а вот Россия… взяла да и начала без спроса этот ИГИЛ бомбить. Тут либералам стало очень не по себе: они целый год корили руководство страны, что вот, мол, «весь мир» борется с главной угрозой» и только мы ничего не делаем, хотя к нам-то как раз угроза очень близко. А в Москве вдруг взяли да и начали бороться. Да ещё так, что и покритиковать особенно не за что было. Практически последний хлеб у оппозиции отобрали. Оставалось лишь уныло развозить длинные монологи о том, что надо бороться с ИГИЛ, но не так, а как надо —сами не знаем, но знаем, что не так, как борются в Кремле.

 

И тут подряд два самолёта. Над первым они ещё поглумились в привычном стиле, а вот второй порвал шаблон. Вроде по должности им полагается издеваться, но господа «либералы» каким-то шестым чувством поняли: сейчас за такое могут и голову оторвать. Припомнят всё и сразу: и глумление над Новороссией, и над проблемами Крыма, и над взорванным в Египте Airbus-321. Шутить над лётчиками Су-24 показалось совсем опасным: такие шутки в нынешней ситуации могут и окончательный крест на карьере поставить. И начались в среде «либералов» страдания. Получилось примерно как у Ильфа с Петровым:

 

— Тише, девушка! Женщину украшает скромность. К чему эти прыжки?

Вдова мучилась.

— Ну, чего вы терзаетесь? — спрашивал Остап. — Кто вам мешает жить?

 

Гигант мысли, отец русской демократии и по совместительству фигурант многих уголовных дел — Алексей Навальный – вдруг обнаружил в себе не выдавленного до конца государственника и заявил, что нам следует покарать Турцию:

 

«Всей стране хочется «вштырить Турции». И, конечно, какие-то серьёзные санкции мы предпринять обязаны — ещё раз повторюсь, Эрдоган сбил наш самолёт из соображений пиаровских и пропагандистских, а не военных или из-за мер безопасности. Такое нельзя спустить на тормозах»

 

Подменили нашего Алексея! Ой, подменили! Санкции против страны-члена НАТО? Против официального участника американской «антиигиловской коалиции»? Надломилось что-то, видать, в тонкой душе либерала! Не иначе как последний какой-нибудь доклад личного политолога о рейтингах что-то и надломил. И тут же, с присущей ему скоростью и гениальностью, он предложил идеальное решение вопроса:

 

«Мне кажется, первым нашим шагом, вместо всей этой лицемерной фигни с курицей или туристами, должно быть официальное признание геноцида армян. Момент идеальный, мера именно политическая, но для Турции крайне болезненная. Это … будет иметь большой резонанс».

 

Прямо как в анекдоте, где человек такого уровня «не обязан все константы помнить», Лёша Навальный позабыл, что Россия давным-давно признала этот геноцид. После этого начались съёмки сиквела всё того же фильма под названием «Вдова мучилась». Лёшу целый день тыкали в это носом, а он сперва гордо игнорировал упрёки, потом долго изучал матчасть, и наконец… признал, что был не прав. Пришлось садиться и писать горестный постскриптум:

 

«PS Много пишут «а википедия говорит, что геноцид армян уже признали». Ну да, есть заявление ГосДумы об осуждении геноцида от 1995 года.

 

Но мы же говорим о политическом символизме. Геноцид армян можно признавать бесконечно (что некоторые страны и делают). Можно повышать уровень признания. Можно, как во Франции, наказывать за отрицание геноцида. Можно осуждать страны, не признающие геноцид. Можно признать и возложить ответственность. Можно учреждать дни памяти. Можно работать на международное признание.

 

Не надо мыслить прямолинейно — один раз признали и больше делать нечего. Для Турции очередной и явный шаг в эту сторону будет очень и очень болезненным».

 

Боюсь, что в скором времени нас ждёт триквел франшизы «Вдова мучилась», потому что, честно говоря, Россия последние 10 лет только тем и занимается, что аккуратно «повышает уровень признания». Если собрать все факты и выложить их Навальному, ему, наверное, придётся ещё и постпостскриптум дописать.

 

Во-первых, заявление Госдумы — это и есть принятая международная практика: почти все страны, признавшие геноцид армян, делали это путём принятия соответствующего постановления парламента. Так же было принято и Постановление Государственной думы от 14.04.1995 №694-1 «Об осуждении геноцида армянского народа в 1915-1922 годах». Проголосовали тогда все депутаты единогласно: не было голосов «против», не было воздержавшихся.

 

Во-вторых, чтобы не вдаваться в долгие изыскания, то можно вспомнить, что не далее как в апреле этого года Путин и так направил личное официальное послание участникам вечера памяти «Мир без геноцида», в котором отметил:

 

«24 апреля 1915 года — скорбная дата, связанная с одним из самых страшных и драматических событий в истории человечества — геноцидом армянского народа.

 

Позиция России была и остаётся объективной и последовательной: массовому уничтожению по национальному признаку не может быть оправданий. Международное сообщество призвано сделать всё, чтобы подобные злодеяния никогда и нигде не повторились».

 

То есть ещё 7 месяцев назад Путин безо всяких мудрых подсказок уже всё это сделал: и возложил ответственность, и сказал о дне памяти 24 апреля, и подобрал вполне символичные место, время и событие. Так что и без Навального никто не сидит, «один раз признавши, и больше ничего не делая».

 

Кстати, как и хотелось Навальному, это действительно было крайне болезненно воспринято Турцией: они немедленно поехали в Крым находить там нарушения прав крымских татар. И потом долго и злобно России пеняли: как мы, мол, не соблюдаем права крымских татар. Кстати, по милости собственного «меджлиса» крымские татары — вместе вообще со всеми крымчанами — остались без электричества. Зимой. Все, поголовно. Вот уж нарушение прав так нарушение — оставить людей зимой без света и тепла! И что-то Турция в упор не замечает, как мёрзнут крымские татары, а только нахваливает «меджлис» за героизм, который выражается в издевательствах над своим же народом.

 

И вообще все знатные критики «режима» вдруг заделались глубокими мыслителями и политологами. Вот и Адагамов в непохожем на себя стиле написал:

 

 

И Носик внезапно разразился грозными словами:

 

«Чтоб кто чего не перепутал, Реджеп Тайип Эрдоган — феерическая сволочь. И добрых слов про этого мракобеса, который тащит Турцию из Европы XXI века в исламистское Средневековье, вытаптывая всё цивилизационное наследие Ататюрка, у меня нет».

 

Хотя, конечно, не все. Вот Аркадий Бабченко привычно позлорадствовал новой проблеме России:

 

«Эрдоган одной ракетой отправил Россию в раздел «Страны третьего мира». И все «Искандеры» оказались бессильны.

 

Приятного смеха «Искандерам».

 

И, да – еще раз мои поздравления с Олимпиадой в Сочи».

 

 

Так сказать, никто не забыт и ничто не забыто. Даже сочинскую олимпиаду припомнили. Наши «либералы прямо какие-то сицилийцы становятся, когда речь заходит о чём-то хорошем в стране. Обязательно объявят вендетту и будут клятву кровной мести нести через года, десятилетия и поколения. Вот случится что-нибудь в 2325-м году — кто-нибудь из них скажет обязательно, что в этом есть доля вины сочинской олимпиады.

 

При этом у «либералов» делается чудеснейшее раздвоение личности, когда они одновременно говорят: «Ни в коем случае нельзя допускать военной эскалации конфликта», но одновременно подзуживают: «Что, слабо вам напасть на Турцию?». Даже в своём узком кругу не могут договориться, так чего же всё-таки надо по их мнению: урегулировать ситуацию или развязать войну. Вещи взаимоисключающие, но хотят они их одновременно.

 

Или вот Невзоров не мог не отреагировать на вручение государственных наград (звание «Герой России» погибшему лётчику и ордена мужества Константину Мурахтину и Александру Позыничу (последнему — тоже посмертно).

 

Александр Глебович по этому поводу написал:

 

«От режима требуется всего лишь суметь прикинуться «родиной». Сделать это не просто, а очень просто. Строго говоря, прекрасное понятие «родина» является чистым надувательством. Никакой «родины» ни у кого никогда не существовало. Сыграло свою роль и гениальное изобретение в виде военных наград. Как известно, эта древняя хитрость позволяет любой власти совершить очень выгодный обмен. Человек отдает режиму слух, зрение, годы или конечности, а взамен получает блестящую блямбочку. Как правило, жертва такого мошенничества очень радуется тому, что ее надурили, и гордится символом своей глупости».

 

Интересно, что всё это Александр Глебович не объяснял своим соратникам по ГКЧП. Не говорил этого и людям, которых вёл в 93-ем году на защиту Белого дома. И когда с вильнюсским ОМОНом был на телебашне в 1991 году. И, судя по тому, что при зубах остался, не проповедовал этого во время чеченской кампании, где участвовал как журналист. В общем, Невзоров тоже демонстрирует удивительную «последовательность» взглядов, граничащую с раздвоением личности. А главное — при всём этом умудряется нежно любить и всякий раз признаваться в неизменной нежности к своему дедушке, генералу МГБ, и Валентине Ивановне Матвиенко, своему бывшему шефу, хотя оба, кажется, были явными представителями т.н. «режима», который теперь так рьяно разоблачает Невзоров. Да и сам он, депутат Госдумы 4-х созывов, определённо не «из крепостных». Так что режим он не только любил ранее, но и сам являлся оным. Не спрашивайте, как Александр Глебович всё это совмещает — я этого не представляю. Единственное объяснение: у «либералов» в процессе «либерализации» открывается своя, особая логика, в которой возможны вещи, которые невероятны в нашем обыденном мире.

 

Альберт Нарышкин

 

 

 

Метки по теме: