Главных международных тем у испанской прессы на минувшей неделе было две: борьба против Исламского Государства (организация, запрещенная в РФ) и сбитый турками российский бомбардировщик. Темы испанцами анализировались и освещались в порядке живой очереди, но ближе к выходным два компонента составили единое неразрывное целое.

 

 

«Обама продемонстрировал поддержку России в ее борьбе против ИГ и даже готов будет согласиться с участием Москвы в международной коалиции, — с эмоциональным подъемом писала El Mundo. — Однако помощь облагается одним условием: Кремль должен сосредоточиться на ударах именно по исламским экстремистам и обязан прекратить бить по умеренной оппозиции. Кроме того, американский президент в очередной раз назвал главу Сирии препятствием для установления мира в этой стране».

 

«После того, как Франсуа Олланд объявил от лица Франции войну терроризму, российский президент откликнулся моментально, предложив своему коллеге создать альянс для совместной борьбы против зла, представленного в образе ИГ. Однако создание коалиции с участием России видится достаточно проблематичным. Известны расхождения сторон во взглядах на будущее Башара Асада. Именно это и является камнем, о который участники альянса спотыкаются. Кто-то должен уступить ради общего блага. Но желающих совершить этот акт обнаружить не удается»

 

«Цена будущего союза представляется слишком высокой: Кремль обязательно потребует снятия с него санкций ЕС и согласия со стороны Евросоюза с тем уровнем влияния в ближневосточном регионе, на который он претендует. И кроме того — сохранить покровительство над бывшими республиками Советского Союза. А это — удар по стабильности на континенте, установившейся в 1975 году после подписания Хельсинского соглашения. При такой цене коалиция не состоится».

 

«Владимир Путин начинал бороться против терроризма еще до того, как сел в президентское кресло, — отмечает АВС. — Это его железная рука навела порядок в Чечне, наводненной исламистами. Став главой государства он окончательно очистил мятежную республику от экстремистов. Все это далось ценой человеческих жизней, но в итоге ситуация нормализовалась. Он взял курс на физическое истребление террористов, заявив, что эти преступления не имеют срока давности, а значит и наказания за них — тоже».

 

«В декабре 2014 года джихадисты, входящие в Кавказский эмират, присягнувший Исламскому государству, совершили теракт в Грозном, а за неделю до этого ИГ выпустило видеоролик, в котором обещало сделать все, чтобы освободить Чечню от контроля Москвы. Именно это и побудило Путина взяться за Сирию, где гнездится ИГ. Он решил защитить свою страну далеко за ее пределами, попутно позволив дышать полной грудью Башару Асаду, вместе с которым он теперь бьет исламских экстремистов. Взрыв туристического самолета только усилил ненависть Путина к террористам, которых он не щадил и щадить не будет. Путин отомстит, необязательно, войдет он при этом в состав большой коалиции или создаст ту, в которой будет лидировать сам».

 

Нет сомнения, что о последнем догадались не только испанские журналисты и эксперты, но также и за океаном.

 

«Американский президент на встрече с французским коллегой отметил, что российский самолет, сбитый турками, высветил проблему проведения русскими операций в Сирии. Случившееся должно подвинуть Москву и Анкару друг к другу, чтобы избежать как напряженности между двумя этими странами, так и при возможном сотрудничестве Кремля в антиигиловском альянсе, — пишет La Vanguardia. — Обама считает, что участие России в антитеррористическом союзе скорее вероятно, чем нет, однако, чтобы быть принятой в «общество» Москве нужно сделать большой стратегический разворот».

 

Тему подхватило электронное издание El Confidencial, которое сильного желания разворачиваться у России не обнаружило.

 

«Кремль ни в коем случае не оставит недружественный акт Турции без внимания. Сейчас Москва превратилась для Запада в обязательного и необходимого союзника. Принятие России в коалицию будет означать для Путина его полную реабилитацию в международном сообществе. Однако хозяин Кремля не собирается ради этой реабилитации поступиться своими интересами в регионе, он продолжает гнуть свою линию. Развертывание комплекса С-400, который способен контролировать не только все воздушное пространство Сирии, но и на многие сотни километров в отдалении от нее говорит о том, что Путин не согласится на участие в альянсе «на любых условиях, лишь бы взяли». А если вспомнить, что позиция России в регионе нравится Ирану и Китаю, то рассчитывать на то, что Кремль согласится на вторые роли, по меньшей мере, наивно».

 

Уже упомянутая La Vanguardia уверена, что «ближневосточным сценарием начало третьей мировой войны не предусмотрено».

 

«Ни Россия, ни Турция, ни НАТО не заинтересованы в том, чтобы конфронтация зашла настолько далеко. В октябре НАТО выражало протест русским за то, что три их самолета нарушили воздушное пространство Турции над территорией провинции Хатхай. И ничего не случилось. В 2014 году с момента аннексии Россией Крыма русские самолеты увеличили свою активность в районе Балтики и нарушали границы бывших советских республик, а ныне — членов НАТО. Особенно часто жаловалась на это Эстония. Ничего не произошло. В течение 2014 года турецкие самолеты 2244 раза нарушали воздушные границы Греции. Ничего не произошло. Почему же должно произойти что-то сейчас?»

 

После этого вполне умиротворяющего анализа абсолютно убойно прозвучал материал в La Republica под заголовком «Испанский генерал мог отдать приказ сбить русский Су-24».

 

«Все воздушное пространство южной Европы от Азорских островов до восточной границы Турции (с Сирией, Ираком, Ираном) контролируется радарами, установленными на вышках авиабазы в Торрехоне под Мадридом. Командует там 57-летний генерал Рубен Гарсия Серверт. Окончательное решение в Центре Комбинирования Воздушных Операций (СОАС в испанском сокращении — прим. ИА REGNUM ) принимает именно он.

 

Существует, конечно, вариант, что ответственность за атаку на «Сушку» взял на себя турецкий генерал 62-летний Абидин Уналь, но в этом случае испанский высокопоставленный военный становится главным свидетелем отдания приказа. «Если требуется сбивать летательный аппарат врага, то я — как раз и есть персона, принимающая финальное решение» — это цитата из интервью Гарсии Серверта, данного им в январе этого года газете El Mundo».

 

Кто на самом деле отдавал приказ сбивать Су-24, до сих пор мы не знаем. Но зато точно знаем, что недавнее крушение неизвестного беспилотника произошло по команде турецкого генерала, о чем не замедлили сообщить военные.

 

В двух октябрьских случаях нарушения русскими самолетами воздушного пространства Турции Абидин уступал право принятия финального решения испанцу».

 

 

Владимир Добрынин

 

 

 

Метки по теме: