Воинственные ОАЭ играют все более активную роль не только на Ближнем Востоке, но и на подступах к нему. При этом Эмираты создают, особенно это не афишируя, вполне боеспособную армию. Не исключено, что уже скоро она превратится в силу, с которой придется считаться всем. Причем, не только на Ближнем Востоке, но и за его пределами.

 


Похоже, в ближневосточном пасьянсе появилась еще одна карта. Постоянные разговоры о борьбе за региональное лидерство между Саудовской Аравией и Ираном, а также сверхактивной роли, которую играют за кулисами катарские эмиры, уже порядком набили оскомину. Совсем скоро на арене появится новый игрок, который уже начинает играть военными мускулами.

 

New York Times сообщила любопытную новость. В Йемене, где суннитская коалиция уже более полугода воюет с шиитами хуситами, появились… южноамериканские наемники. Речь идет о более чем 400 солдатах и офицерах из Колумбии, нанятых и обученных на деньги Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Специалисты по Ближнему Востоку настоятельно советуют внимательнее присмотреться к этой монархии, которая уже набрала финансово-экономический вес и сейчас переключилась, похоже, на политику и военную сферу.

 
Своим подъемом в последние годы ОАЭ, федерация из семи эмиратов на берегах Персидского залива, обязана Мухаммаду бен Зайду аль-Нахайяну, брату и наследнику эмира Абу-Даби, которого на Западе считают арабским реформатором.

 

Раньше ОАЭ, контролирующие 6% мировых запасов нефти и имеющие второй на планете суверенный инвестиционный фонд, играли роль беспристрастного наблюдателя, который стоит над всеми бурными событиями на неспокойном Ближнем Востоке. Эта политика позволила им превратиться в главный финансовый центр Ближнего Востока, где инвесторы могут забыть многочисленные конфликты региона и спокойно зарабатывать деньги.

 

Сейчас многое изменилось. ОАЭ словно забыли о своем финансовом «нейтралитете» и все активнее участвуют во всех конфликтах последнего времени. На Западе эту трансформацию порой сравнивают с превращением из Швейцарии с ее абсолютным акцентом на финансы к Спарте с ее еще более абсолютным акцентом на энергичную внешнюю политику и армию.

 

Не исключено, что Мухаммад считает задачу подъема экономики выполненной и поэтому переходит к решению новой. ОАЭ действительно удалось немало добиться в сфере экономики. Достаточно сказать, что ВВП страны за последние четверть века вырос в 8 (!) раз — с 50 млрд долларов в 1990 году до 400 млрд сейчас. Бурное развитие последнего десятилетия позволило эмиратовской экономике стать второй экономикой в арабском мире после Саудовской Аравии.

 

Сейчас ОАЭ воюет не только в Йемене против поддерживаемых Ираном хуситов, но и бомбит позиции «Исламского государства» (запрещенной в России группировки) в Сирии, а также активно делали это же в расположенной в тысячах километров Ливии.

 

Сам кронпринц объясняет метаморфозу во внешней политике тем, что в условиях резкого ослабления роли Соединенных Штатов в регионе Эмираты не могут оставаться в стороне, когда Ближний Восток весь в огне.

 

«ОАЭ не могут себе позволить и дальше притворяться арабской Швейцарией,- комментирует агентству Bloomberg Мишаль аль-Гергави, директор исследовательского центра Delma Institute в Абу-Даби.- Когда все вокруг пылает, нельзя сидеть, сложа руки. Необходимо или тушить пожар, или уезжать».

 

С точки зрения кронпринца, старший брат которого является президентом ОАЭ, вокруг одни враги. Главным из них является Иран, который, по мнению арабских монархов, всячески подрывает их власть и авторитет. Считают врагом в Абу-Даби, столице ОАЭ и ключевом эмирате ОАЭ, и радикальный ислам в лице «Братьев мусульман», а также еще более радикальных исламистов из «Аль-Каиды», «Исламского государства» и других джихадистских организаций.

 

Мухаммад Нахайян много делает для того, чтобы превратить Эмираты в военную державу. В прошлом году в ОАЭ, например, была введена обязательная военная служба для мужчин. Что касается техники и оружия, то с этим все тоже в порядке. По данным IHS Inc, Эмираты являются четвертым импортером оружия на планете. При этом ОАЭ не просто запасаются оружием и военной техникой впрок, они его активно используют на практике: в Йемене, Сирии и Ираке, а до этого еще и в Ливии.

 

Конечно, Эмираты и сейчас предпочитают действовать при возможности не силой, а нефтедолларами, которых у них даже сейчас несмотря низкие цены на нефть хватает. В этом отношении наиболее показателен пример Египта. Абу-Даби активно поддерживает миллиардами долларов президента Сиси, свергнувшего в 2013 году «Братьев-мусульман».

 

Активно укрепляя армию, принц Мухаммад, конечно, не забывает и об экономике, главным локомотивом которой является нефть. Кронпринц берет пример с Норвегии, в основе экономики которой тоже лежит нефть. Осло удалось диверсифицировать экономику. Теперь норвежцы могут с надеждой смотреть в будущее.

 

«Мы не хотим испытывать печаль через пятьдесят лет, когда извлечем из земли последний баррель,- заявил эмиратовский реформатор в редком публичном выступлении в феврале этого года.- Если наши сегодняшние инвестиции принесут плоды, думаю, этот момент не будет для нас печальным».

Реформировать Эмираты Мохаммеду нелегко, но все же легче, чем делать то же самое, скажем, в соседней Саудовской Аравии, где по-прежнему очень сильно консервативное ваххабитское духовенство.

 

Перед кронпринцем Мухаммадом стоит сложная задача, но она ему наверняка по силам. В свои 54 года он уже давно является умудренным опытом политиком, бизнесменом и военным в одном флаконе. Об его опыте и уме красноречиво говорит осторожность, с которой он старается действовать. Несмотря на всю активность кронпринц предпочитает поменьше рисковать. Эмираты в отличие от соседей: Саудовской Аравии, Бахрейна и Кувейта являются в некотором роде островком спокойствия.

 

Они не подвергаются ударам извне. Значительно спокойнее в них опять же по сравнению с соседями и внутренняя обстановка. Хотя это, конечно, не значит, что у Мухаммада нет противников внутри страны, которым не нравятся его реформы.

 

 

Expert.ru

 

 

 

Метки по теме: