Сразу после начала операции ВКС РФ в Сирии, когда тема борьбы с терроризмом вышла на первый план в наших СМИ, большое количество российских комментаторов зачем-то стали накачивать террористов информационными стероидами так, как будто получили от них непосредственный заказ. Само слово «террор» латинское и означает как раз «страх, ужас». Террористы всеми силами пытаются показать, какие они страшные, бесчеловечные, безжалостные и безбашенные. Удивительным образом в этом им активно подыгрывают разнообразные политологи и аналитики как либерального, так и патриотического толка.

 

Тараканище

 

Они писали, что современный терроризм – это сложнейшая сетевая структура, у которой нет единого центра. Они писали, что современный терроризм может с легкостью поставить на колени любую развитую страну. Они писали, что тысяча вооруженных человек способна без труда захватить и некоторое время контролировать крупный мегаполис.

 

Особенно все эти тенденции в СМИ усилились после терактов в Париже. Начали говорить, что терроризм вышел на новый уровень. Перед нами, мол, уже не тупые шахиды, а люди очень грамотные. Они провели, дескать, настоящую диверсионную операцию. Сложнейшую, сравнимую с действиями спецназа…

 

 

Убивать людей несложно

 

Не скрою, всё это вызывало у меня, полной дилетантки в военных вопросах, большое удивление. Потому что я не вижу никакой особой сложности в том, чтобы в мирном городе вооруженные люди могли поубивать расслабленных отдыхающих граждан.

 

Андерс Брейвик, как мы знаем, действовал один. Никто за ним не стоял, никаким специалистом он не являлся. Он даже добыть оружие на черном рынке не смог и был вынужден покупать его официально по своим документам. Но при этом Брейвик смог устроить фактически два разных теракта в один день. Сначала он взорвал бомбу, а потом расстрелял молодежь на острове – 77 человек. Вполне сравнимо с количеством погибших в Париже. Более того, такого одиночку, как Брейвик, не вычислит вовремя ни одна спецслужба мира. Если у человека нет сообщников, то его и сдать некому. Меньше ошибок.

 

Всё, что было нужно для атаки на Париж, – это несколько человек, готовых убивать и умереть. Ничего сложного в том, чтобы сверить часы и атаковать одновременно в нескольких местах, нет. Никаких чудес террористы не продемонстрировали. Они не сумели проникнуть на стадион, где находился Франсуа Олланд. Они не приготовили никаких сюрпризов спецназу, освобождавшему театр.

 

Если уж говорить об операциях, то теракты в Беслане и на Дубровке были организованы на порядок сложнее. Но даже самый сложный теракт новейшего времени (а быть может, и за всю историю) – 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке – унес три тысячи жизней. Для скучающего постмодерна наших дней это, конечно, чудовищно и немыслимо. Но сравнение современных террористов и даже нынешнего «Исламского государства» (запрещено в России по решению суда – прим. ФАН), например, с гитлеровской Германией кажется необыкновенным преувеличением.

 

Да, счет погибшим в Сирии за пять лет уже идет на сотни тысяч. Само собой, перед нами настоящая война. Но всё же и тут масштабы никак не сопоставимы с крупнейшими катастрофами XX века. Террористические отряды на берегах Евфрата хоть и называют себя государством, но не обладают даже самыми элементарными его признаками. Конечно, они должны поддерживать инфраструктуру тех городов, которые заняли. Но ни о какой зловещей поступи или всесокрушающем рывке говорить не приходится. Они не делают ни танков, ни пушек, ни тем более самолетов. Всё, на что они способны, – это кустарное производство поясов шахидов и установка пулеметов на «тойоты». Численность этих отрядов, даже если брать самые завышенные оценки, не превышает трехсот тысяч человек. Скорее же, их много меньше.

 

И вот коалиция из 60-ти стран за целый год не может ничего поделать с этими отрядами, которые никуда не прячутся, красуются на виду, разъезжают под своими черными флагами и выкладывают кровожадные ролики в интернет.

 

 

Кровавый театр

 

Так почему же самое мощное в военном отношении государство мира, способное убрать Слободана Милошевича, повесить Саддама Хусейна, растерзать Муаммара Каддафи, – вдруг пасует перед террористическим сбродом?

 

Ответ мы получили на днях, после того как над Сирией турецким F-16 был сбит наш Су-24. Всё сразу встало на свои места, все догадки, сводимые прежде во многом к теориям заговора, наглядно подтвердились.

 

Вспомните знаменитое стихотворение Чуковского. Вылезает Тараканище, цивилизованные звери послушно дрожат, плачут, ведут к поганому своих детушек. Прилетает военно-космический воробушек и вот-вот таракана склюет. И тут внезапно часть зверей, которые только что рыдали и тряслись от страха, начинают воробушку предъявлять. Оказывается, наряду с Тараканищем, есть и умеренные таракашечки, которых клевать нельзя. Всё-то воробушек делает не так. И вообще, таракан не такое уж и страшное зло. Вон та песчаная лисица куда опаснее, и ее надо убрать в первую очередь. Странная получилась бы сказка.

 

Мы увидели подтверждение тому, о чем знали и раньше. Международный терроризм – это просто удобное орудие в руках целого ряда стран. Им больше нет необходимости пачкать свои руки. Вводить куда-то собственные войска или даже ЧВК для решения тех или иных геополитических задач. По щелчку пальцев бородатые люди оказываются то демократическими повстанцами, то пугалом для избирателя, то добытчиками дешевой нефти, то средством для увеличения военных бюджетов.

 

Могут ли какие-то из этих людей поднять руку на хозяина? Безусловно, могут. Однако же настоящий хозяин всегда вне удара. Страдают исключительно обыватели, это «приемлемый ущерб». Всё остальное – дело прессы. После одних терактов обеспечен вселенский плач, после других гарантировано равнодушное молчание.

 

Перед нами – кровавый театр. А что же сделала Россия? Она не стала принимать правила игры. Вышла на сцену не с деревянным мечом, а со вполне себе настоящим. Это ломает сложнейшую международную схему, которая эффективно работала годами.

 

Само собой, такое не могло остаться без ответа. После того как гибель нашего пассажирского самолета над Синаем «не вразумила» Кремль, пришлось действовать активнее. Сбитый над Сирией самолет – разумеется, акт войны. Казус белли. Это самая опасная ситуация со времен Карибского кризиса. Мало того, что по нашему военному самолету был нанесен удар страной-членом НАТО. Но это было сделано так, что ни на какую ошибку ничего не спишешь. Да никто и не хочет списывать. Была устроена засада, приглашены журналисты – интервью с человеком, героически расстрелявшим беспомощного летчика в воздухе, крутили по всем турецким каналам.

 

Как верно заметили многие, Запад чудовищно поднял ставки. Госдеп сразу же заявил, что Турция была в своем праве.

 

 

Правда диванных стратегов

 

Теперь наши власти стоят перед труднейшим выбором. После теракта на Синае мы не знали, кто за ним стоял, кто закладывал бомбу, кто это всё финансировал. Идет расследование. Но те люди, которые подорвали ЛЭП и оставили Крым без света, те люди, которые сбили «Сушку» и расстреляли нашего летчика, – они даже не скрываются. Мы знаем их поименно.

 

Что же звучит в нашей прессе? «Хватит истерить», «месть – это блюдо, которое подают холодным», «мы можем ответить не военными, а экономическими методами» – вот это всё.

 

Как работают экономические методы, мы с вами видим на своем собственном примере. Они не работают никак. Не было еще в истории случая, чтобы экономические санкции изменили внешнюю политику той или иной страны. Вдобавок, любые санкции бьют в обе стороны. Это не значит, что в конкретном случае их не надо применять. Так или иначе, но никакого строительства АЭС в Турции быть не должно, как и наших туристов там (с туристами дело еще сложнее, потому что это не только экономика, но и готовые заложники).

 

Что же до мести, то не о ней сейчас речь. Месть – вовсе не то, о чем сейчас следует думать. Может, ее и лучше подавать холодной, но в данном-то случае речь идет о прямом вызове. Ядерная страна, боевой самолет которой можно сбить и не поплатиться за это моментально. Ядерная страна, целый регион которой можно оставить без света. Ядерная страна, о которую можно показательно вытереть ноги, – теряет всякую безопасность. Любой геополитический карлик вроде Катара может изгаляться над нашим послом. Любое недогосударство вроде Украины может не отдавать нам долги.

 

Всё это ведет к прямой потере нашей безопасности. А ведь ради нее мы и проводим сирийскую операцию.

 

Насмешливо пишут о диванных стратегах, требующих немедленного возмездия, не задумываясь, что ведь и диванные стратеги могут быть правы. Полагаю, что все эти вещи в Кремле понимают не хуже меня, а гораздо лучше. Но здесь тот самый случай, когда говорящий класс требуется для того, чтобы помочь властям выбрать самые взвешенные, но при этом жесткие ответные меры, которые не поставили бы мир на грань катастрофы, однако предотвратили бы дальнейшие попытки нас спровоцировать.

 

Понятно, что в лице «Исламского государства» мы имеем дело всего лишь с «шестеркой». За ней стоят серьезные страны – такие как Турция. Уничтожив ИГ, мы получим только минимальную передышку, потому что следом будет создано что-нибудь еще под новым названием и новым флагом. Мы должны вскрыть и донести до самой широкой западной общественности все механизмы функционирования современного терроризма.

 

Не то в скором времени нам придется воевать с ним по всем фронтам.

 

Ольга Туханина

 

 

 

Метки по теме: