Вчера закончился короткий период расцвета российско-турецких отношений. И это повод оглянуться назад и подвести некоторые итоги.

 

География как судьба. Ирина Алкснис

 

У России с Турцией почти полтысячи лет официальных межгосударственных отношений. И большую часть этих пяти столетий мы воевали друг с другом. Двенадцать войн по подсчетам историков.

 

После распада СССР отношения между странами резко улучшились, начали активно развиваться в самые разные и взаимовыгодные стороны.

 

В 2013 году товарооборот между Россией и Турцией достиг 32 млрд. долларов, а президентами стран была поставлена задача довести его до 100 млрд. к 2020 году.

 

Турция стала излюбленным местом отдыха россиян, которые в прошлом году составили самую большую долю туристов в стране, приехав туда в количестве 1,92 миллионов человек.

 

Экономические и гуманитарные направления взаимодействия за последние пару лет оказались дополнены резким усилением сотрудничества по политической линии. Причина была простой: у обоих государств созрели серьезные геополитические амбиции и стремление освободиться от глобальной гегемонии США.

 

Президент Эрдоган вызвал такое сильное раздражение у Штатов, что в 2013 году в Турции была предпринята попытка цветной революции.

 

Выход на качественно новый уровень сотрудничества между странами состоялся ровно год назад, в начале декабря 2014 года, когда в ходе государственного визита президента России в Турцию были подписаны масштабные соглашения. А главное, громом среди ясного неба прозвучал анонс трубопровода «Турецкий поток» в качестве замены «Южному потоку», заблокированному к тому моменту европейцами.

 

Впервые в истории у России и Турции появился шанс пройти через грядущую геополитическую трансформацию, которая обещает быть крайне кровавой, не в привычных ролях противников, а партнерами.

 

На вопросы когда, что и почему пошло не так, через много десятилетий будут искать ответы в архивных документах историки. Для нас же, современников, наблюдающих за событиями со стороны, уже через несколько месяцев после визита Путина в Анкару постепенно стало ясно, что что-то не получается, пробуксовывает, не срабатывает.

 

Громко заявленный «Турецкий поток» так, по сути, и не сдвинулся с мертвой точки из-за каких-то бюрократических проволочек.

 

Сильное раздражение Анкары вызвала поездка российского президента на траурные мероприятия, посвященные столетней годовщине геноцида армян, в Ереван.

 

 

Радикальное охлаждение отношений между странами повлекло за собой начало российской военной операции в Сирии. Позиции России и Турции по сирийскому вопросу сразу были диаметрально противоположными, но вступление России в боевые действия перевело похолодание на качественно новый уровень.

 

Но даже это оказалось «детским лепетом» по сравнению с тем, что началось неделю назад, когда российские ВКС стали уничтожать колонны бензовозов с нелегальной сирийской нефтью. Турецкий президент едва не впал в публичную истерику.

 

Как известно, меньше месяца назад в Турции состоялись внеочередные парламентские выборы, в ходе которых правящая партия вернула себе большинство, причем вернула на жесткой исламско-националистической риторике и боевых действиях против курдов. Похоже, российские военные действия против боевиков стали серьезным препятствием по возвращению вложенных в избирательную кампанию игиловских денег, получаемых на дешевой контрабандной сирийской нефти.

 

Плюс по слухам, турецкий бизнес нелегальной торговли сирийской нефтью контролирует сын Эрдогана.

 

Итог известен. Вчера самолет российской авиагруппы Су-24 был сбит ракетой «воздух-воздух» с турецкого самолета F-16 над территорией Сирии на удалении одного километра от турецкой границы.

 

На что Верховный Главнокомандующий российской армии прямо заявил, что это был удар в спину РФ, который нанесли пособники террористов.

 

Похоже, самой судьбой – и географией – России и Турции предназначено быть геополитическими и военными противниками.

 

Ирина Алкснис

 

 

 

Метки по теме: