Новость о предложении РФ реструктуризировать украинский долг, известный как «взятка Януковичу», застала наших врасплох. Сначала была радость. Примерно такая, как летом прошлого года на подступах к Иловайску: мол, еще немного – и парад победы в логове врага обеспечен. Потом, как и тогда, возникли первые сомнения: а нет ли тут ловушки? И почему о судьбе $3 млрд. Путин поговорил с Лагард, добавив, что ждет гарантий от правительства США, ЕС или международных финансовых организаций? И не покушается ли агрессор на третью кредитную гарантию в $1 млрд., обещанную нам Штатами? Не удивительно, что до вчерашнего вечера украинский Минфин не давал конкретных комментариев…

 

Путин поставил Лагард в удобное положение

 

Единственное ремесло, которое Украина в последний год освоила в совершенстве – превратиться в проблему для всего прогрессивного человечества. Европа дает нам деньги, торговые преференции и оплачивает российский газ. Американцы дают гарантии. Ну, еще добрые советы. И к ним – грузинских реформаторов. МВФ, Всемирный банк, ЕБРР, МФК и остальные дают в долг. Новые долги нужны на выплату старых, поэтому процесс обещает стать бесконечным. ОБСЕ возится с нашим конфликтом на Донбассе. «Красный крест» отыскивает трупы погибших в аэропорту Донецка. ООН снабжает палатками и еще какой-то чепухой. Короче, все при деле.

 

Несмотря на такую всемирную поддержку, мы никак не можем продемонстрировать яркие успехи. Переговоры по Донбассу пробуксовывают, борьба с коррупцией не срастается, льготная торговля с ЕС не складывается, люстрация тяготеет к беспределу.

 

Одновременно мы пытаемся бороться с агрессором всеми имеющимися средствами, в том числе и кредитными. Чем создаем дополнительные неудобства международным финансовым организациям вообще и МВФ в частности.

 

Если коротко, то из-за ситуации с долгом в $3 млрд. перед РФ Международному валютному фонду пришлось бы менять внутренние процедуры и правила, рискуя породить коллизию, при которой должники смогут отвертеться от гарантированного возврата как долгов другим странам, так и долгов Фонду. А это прямо противоречит базовой задаче МВФ – удерживать баланс в мировой финансовой системе. Насколько это возможно практически, разумеется. Теперь – немного деталей, применительно к месседжу Путина.

 

Итак, как передали его слова информационные агентства, не Москва, а МВФ предложил перенести платежи по долгу Украины на 2016 год. В свою очередь Кремль решил «копнуть» глубже.

 

«Нас просили перенести этот платеж на следующий год. Я сказал, что мы готовы пойти на более глубокую реструктуризацию: готовы пойти на то, чтобы в этом году вообще не получать никаких денег, а в следующем году получить миллиард, в 17-м – еще миллиард и в 18-м – еще миллиард», – заявил российский президент на саммите G20.

 

Такой срок якобы определен «с учетом определенного графика работы Международного валютного фонда». «Мы переговорили по этому вопросу с госпожой Лагард, сегодня «на ногах», но все-таки переговорили и с президентом и министром финансов США», – уточнил Путин, добавив, что предложение было воспринято с интересом. «Мы договорились с партнерами, что в самое ближайшее время предметно пообсуждаем детали наших предложений», – заключил Путин.

 

Детали, о которых идет речь, это, по сути, готовность старших партнеров Украины поручиться за своего «протеже». Путин не случайно подчеркнул, что Россия ждет от правительства США, ЕС или международных финансовых организаций гарантий по реструктурированному долгу нашей страны. «Мы попросили такие гарантии либо от правительства США, либо от Евросоюза, либо от одного из солидных международных финансовых институтов. Отметив, что этот вопрос, как ожидается, будет решен до начала декабря текущего года».

 

Для справки. Погашение долга перед РФ на $3 млрд. наступает 23 декабря 2015 года. Именно в этот день, но три года назад, в разгар майдана, Украина получила первый транш из кредитной линии на $15 млрд., подписанной экс-президентом Виктором Януковичем в рамках соглашения в декабре 2013 года. Ставка по еврооблигациям Украины, выпущенным в обеспечение долга, составила 5% годовых.

 

Как неоднократно писали СМИ, согласно договору, у России появлялось право требовать досрочного погашения кредита в $3 млрд., если государственный долг Украины превысит 60% от ВВП. Но, хотя госдолг составил 63,7% ВВП еще в августе 2014 года, РФ не потребовала досрочного погашения. Однако и на реструктуризацию вкупе с остальными кредиторами не соглашалась.

 

Последний раз такая позиция была озвучена несколько недель назад – на октябрьской встрече министров финансов в Лиме. Там Наталия Яресько призвала РФ принять условия реструктуризации, на которые согласился комитет кредиторов, подтвердив слова своего шефа – премьера Арсения Яценюка, что других условий не будет. На что министр финансов РФ Александр Силуанов заявил, что $3 млрд. относятся к суверенному займу, который не может быть реструктурирован в «компании» с другой категорией долга – ценными бумагами, выкупленными частными кредиторами.

 

Долговое противостояние между враждующими странами теоретически должно было вылиться в судебный спор. Причем подать в суд могла как украинская сторона, так и российская. Одни требовали бы определения в судебном порядке статуса долга. Другие – его выплаты.

 

При этом почти гарантированно наступала одна из форм дефолта. Не важно – кросс-дефолт, технический или какой-то еще. Крайним в этой ситуации оказывался бы… МВФ. Как уже неоднократно сообщалось, по существующим внутренним правилам Фонда, если страна-заемщик отказывается выполнять обязательства по межгосударственным или международным займам, в том числе обслуживать долг перед МВФ, он обязан прекратить сотрудничество с такой страной и ее кредитование. Это требование выполнялось всегда и стало причиной всех дефолтов, включая самый громкий – в Аргентине.

 

Поэтому для МВФ наступал трудный выбор – либо менять условия кредитования ДЛЯ ВСЕХ (а не персонально для Украины, как пытались изобразить некоторые наши умники, – автор), либо не давать нам кредитов. И констатировать нашу финансовую «смерть».

 

По тщательно культивируемой версии украинской стороны, Фонд склонялся к первому варианту развития событий и планировал поменять правила. Или хотя бы (был и такой вариант, который мы закидывали миссии) считать по умолчанию российский долг не суверенным, а частным, и продолжать кредитование, несмотря на его невыплату, по решению большинства директоров.

 

Поводом к такому решению отдельные эксперты называли гибридный характер займа. Хотя он и подписывался в рамках официального визита Януковича в Москву, его оформили по рыночным правилам, через размещение бондов на Ирландской фондовой бирже. С другой стороны, выкуп был со ставкой ниже рыночной – в 5% годовых. А это уже аргумент для суда признать долг не коммерческим, а межгосударственным.

 

Учитывая двусмысленность юридических трактовок, российская сторона в лице Силуанова не раз сообщала, что может оспорить как изменение подходов к кредитованию (возможность не включать обязательства перед суверенными кредиторами), так состоятельность программы финансирования Украины со стороны МВФ.

 

Это в свою очередь превращалось в новую головную боль для Фонда. Которая усиливалась еще одним нюансом: по мнению некоторых западных специалистов, МВФ мог поменять правила, но… только в будущем. А изменять условия по ранее выданному кредиту нельзя. Так как кредитная линия Украине была открыта по текущим условиям Фонда, то и изменения правил на нее не распространяются. Об этом, в частности, говорил гендиректор Smith Research & Gradings Теренс Смит.

 

Короче, всем стало ясно, что главе МВФ Кристин Лагард в вопросе с Украиной не позавидуешь. Тем более что обещанного поощрительного приза в виде приватизации «Центрэнерго» якобы близкой ей по духу французской компанией Gas de France она пока не дождалась.

 

И тут ситуацию разрулил Владимир Путин. Ну, как разрулил… Не так, чтобы совсем, но сделал предложение, от которого МВФ вряд ли сможет отказаться. Американцы и европейцы (скорее, американцы), может, и не проявят восторга. А вот у Лагард явно камень с души свалился…

 

Хотя, с другой стороны, Штаты все равно уже решили давать нам $1 млрд. кредитных гарантий. Если и окажется, что эти гарантии пригодились для получения отсрочки по погашению долга, то в суматохе парижских терактов и сирийских событий этого особо никто не заметит.

 

Впрочем, украинские аналитики допускают, что заметить могут наши собственные оппоненты власти и тем самым помешать МВФ избавиться от неприятностей. Известный экономист Александр Охрименко считает, что ярым противником заявленной концепции в силу политической целесообразности будет правительство. Но, если США скажут соглашаться на реструктуризацию по-путински, то мы согласимся. А скажут или нет, зависит от переговоров «старших товарищей». В любом случае Украине остается одно – выполнить то, о чем договорятся за нашей спиной…

 

Егор Смирнов, Украина