В новейшую историю Европы вписана свежая кровавая страница – 153 человека погибли и множество получили ранения в результате серии террористических атак в Париже. Террористы взорвали бомбы в двух кафе, расстреляли и забросали гранатами толпу у стадиона «Стад де Франс», а главной мишенью стал концертный зал «Батаклан», где смертники захватили заложников и при штурме взорвали себя и еще несколько десятков человек.

 

Бойня в Париже: США повышают ставки в гибридной войне

 

Президент Франции Франсуа Олланд принял решение закрыть границы страны, а в Париж была введена армия. По предварительным данным, уничтожены все 8 террористов, однако далеко не факт, что этим числом ограничивается круг лиц, причастных к подготовке терактов.

 

Пресса уже успела окрестить это страшное событие «европейским 11 сентября», что, в принципе, частично верно из-за сходства тактики – не единичный теракт, а серия в разных точках одного города. Есть, впрочем, и еще кое-что похожее на «9.11», и об этом стоить сказать ниже.

 

На днях боевики ИГИЛ выступили в адрес России и Европы с песней-угрозой. Так как пелась она на русском языке и описываются в ней российские мусульманские регионы, то, соответственно, целевой аудиторией все же следует считать россиян. Однако в песне есть следующая строка: «И Европа вздрогнет, и Россия сдохнет. Мы накроем всех вас гибельной волной». В этой же песне прозвучало обещание пролить «море крови», которое из-за своего пошлого пафоса воспринялось не слишком всерьез. И, как выяснилось, зря…

 

ИГИЛ поспешило выполнить свои угрозы – для начала, в Европе. Но сразу возникает естественный вопрос: почему именно во Франции?!

 

Франция в действиях антиИГИЛовской коалиции начала участвовать лишь полтора месяца назад. Ущерб, который принесли эти немногочисленные авиаудары, совершенно несопоставим с тем, который нанесли российские и американские ВВС. Почему же именно Франция, а не США или Великобритания была избрана мишенью террористов?

 

Немного отклоняясь от темы, вернемся к теме 11 сентября. Вы не задавались вопросом, почему атака самолетов на ВТЦ так и осталась единственным серьезным терактом на территории США? То же самое можно сказать про взрывы в автобусах в Лондоне. Две страны, которые второе десятилетие изо всех сил воюют с терроризмом, сами от него практически не страдают. Почему так?

 

Ну, скажете вы, спецслужбы не зря хлеб едят, предупреждают угрозу. Чушь собачья – отвечу на это я. Идеология мусульманского экстремизма давно уже способна создавать из фанатиков террористов-одиночек, намерения которых разгадать крайне сложно, а возможности у любого американца для совершения теракта – преогромные.

 

Каждый месяц мы читаем об очередном расстреле невинных людей в публичном месте каким-то психом, и только один раз это был мусульманин-террорист (2009 год, майор Малик Нидаль Хасан). В самой Британии живут миллионы мусульман, среди которых десятки тысяч симпатизируют радикалам – но где же теракты? Где поджоги бензозаправок, взрывы в метро, подрывы мостов, осколочные СВУ в людных местах? Их нет.

 

События во Франции показали – если группа радикалов решила совершить теракт, их крайне сложно найти и остановить. Что французским спецслужбам, что британским, что американским. И, что греха таить, российским – иначе бы не было ни «Норд-Оста», ни Беслана. Но во Франции, стоящей на третьих ролях в борьбе с ИГИЛ, теракт произошел, а в США и Британии – их сто лет не было? С чего бы?

 

Все это наводит на одну мысль: за «европейским 11 сентября», как и за американским, стоят спецслужбы США. Которые сами дирижируют активностью террористов и решают, где им нанести следующий удар, а где – ни в коем случае не наносить. Спите спокойно, дорогие англосаксы, мы воюем с терроризмом так аккуратно, что ни один исламист без нашего приказа не нарушит ваш покой. Ну а в прочих странах – смотря по политической необходимости.

 

В чем же сейчас заключается такая необходимость? В запугивании России, которая без спросу влезла в опереточную американскую «борьбу с ИГИЛ», а на самом деле – с Асадом. На Францию – Америке плевать, не того калибра держава, да и в Минских переговорах эти лягушатники заняли половинчатую, чуть ли не пророссийскую позицию, «план Морелля», то-се, надо бы проучить.

 

Америка взрывами ИГИЛовских бомб говорит России: уходите из Сирии, а не то и у вас такое будет. Заодно дает сигнал и Европе: следуйте в фарватере нашей политики в сирийском вопросе.

 

Во всемирной гибридной войне США с Россией начался новый этап, и что будет завтра – неизвестно. Можно быть уверенными только в одном: теракты по-прежнему будут обходить США и Британию, главных «борцов с терроризмом», а страдать от американских игиловских выкормышей будут люди в третьих странах.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»