На днях пропагандистская машина запрещенной в РФ террористической группировки ИГ выдала еще один продукт. В качественно сделанном ролике на русском языке боевики обещали пролить «море крови» в российских городах, а также захватить Крым, Кавказ, Татарстан и Урал.

 

 

В Кремле на эти угрозы отреагировали спокойно — в конце концов, Москве обещают теракты не в первый и не в последний раз. «Я читал сообщения об этом видео, однако я его не видел, я не знаю достоверность этого видео, не знаю достоверность этих источников, но в любой случае не сомневаюсь, что это материал для рассмотрения нашими специальными службами», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. А вот население восприняло угрозы куда болезненнее — они уже активно обсуждаются в интернете, а особенно беспокойные граждане начинают рассылать в сети фейковые сообщения якобы от ФСБ, предупреждающие о возможности терактов в метро в самое ближайшее время. Спецслужбы уже заявили о выявлении спамеров, однако не исключено, что место задержанных займут новые.

 

Чтобы этого не произошло, до российских граждан нужно донести реальные цели сделанного боевиками заявления о терактах. Одной из них является банальный пиар ИГ. Террористам важно дать понять своим врагам, союзникам, и прежде всего населению оккупированных террористами территорий, что ИГ не сдается, что боевикам есть что противопоставить российским авиаударам. И коль сбивать самолеты ВКС РФ у них не получается, то они станут отвечать ассиметричными мерами — в виде терактов.

 

Но самая важная цель публичных угроз — создание паники. Именно паника является реальным ответом террористов на российскую операцию. Она не требует организации — достаточно лишь распустить слухи, и людей окутает страх, питающийся в том числе и памятью о взрывах в Москве в ходе второй чеченской. При этом, понятно, голос разума или же математики (говорящий о том, что даже в случае организации теракта шанс стать его жертвой на порядки меньше чем вероятность попасть под машину) в расчет не принимается.

 

Возникающая паника несет террористам целый ряд выгод. Во-первых, общество начинает сомневаться в необходимости продолжения сирийской операции. Эксперты пытаются донести до публики, что если сейчас уйти из Сирии, то Россия все равно получит теракты через какое-то время, причем этих терактов будет гораздо больше. Однако паника, как известно, затмевает разум, и люди не готовы цинично подходить к анализу существующих и потенциальных угроз.

 

Во-вторых, эта паника способствует притоку в ИГ новых рекрутов. В сети уже появились сообщения о ксенофобских выходках обеспокоенных горожан против мусульман (например, против женщин в хиджабах, с которыми теперь не хотят ездить в одной маршрутке). Исповедующие ислам граждане РФ справедливо расценят такое поведение как оскорбление их веры и доказательство того, что в этой стране они чужие. А кое-кто из них, возможно, посчитает озвученные в пропаганде ИГ идеи справедливыми и актуальными.

 

Наконец, в-третьих паника населения и желание определенных представителей власти потрафить этой панике может привести к серьезным проблемам для российской внешней политики. Так, в Совете Федерации уже предложили на всякий случай запретить полеты российских самолетов в другие потенциально опасные страны (к которым они отнесли Турцию и Тунис).

 

И если с Тунисом ситуация более-менее понятная, то шансы на то, что аналогичная египетской ситуация произойдет в турецком аэропорту крайне мала. На кону фактически репутация Эрдогана, и поэтому турецкие власти более ответственно относятся к обеспечению безопасности на своих территориях. Более того, если Москва безосновательно начнет запрещать полеты в исламские страны, то ее можно будет обвинить в исламофобии, а также в излишней боязливости. Взять в пример Обаму — если действительно подтвердится информация о том, что на саммите Большой Двадцатки в Анталье поддавшийся страху американский президент действительно будет ночевать не в гостинице, а на американском военном корабле, то такой шаг повредит имиджу США как в Турции (хозяйке саммита, которую недоверие Обамы оскорбит), так и в арабском мире.

 

Тем не менее, нужно понимать, что угрозы террористов могут реализоваться. Да, осуществить серьезный и резонансный теракт на российской территории непросто. Особенно после того, как ИГ заявила о намерении его провести и тем самым усилила бдительность правоохранительных структур. Этот вариант требует серьезной организации и как минимум нескольких недель подготовки, в ходе которой группа может быть накрыта ФСБ.

 

Однако это не означает, что терактов не будет — если террористы проявят настойчивость, то им может удастся теракт либо в России, либо против российских граждан в третьих странах. Но в России должны помнить о том, что пряча голову в песок и бросая решение проблем из-за их сложности, безопасность не обеспечить.

 

Владимир Путин был абсолютно прав, говоря о том, что если войска РФ не будут бороться с терроризмом в Сирии, они будут бороться с ним на российской территории. То есть в Крыму, на Кавказе, в Татарстане и на Урале.

 

Геворг Мирзаян

 

 

Метки по теме: