Профессор Oblomov пишет (кстати, кандидат исторических наук, бывший доцент АН МГУ, имеет Ленинскую премию за коллективную работу в области истории КПСС.

 

Сейчас служит в Вашингтоне в Библиотеке конгресса, в Вашингтоне же и живёт):

 

 

«Ну вот и понеслася русская мысль по коллайдерам, танкам и смене общественной формации. Попроще мужики,попроще…

 

Тут у нас в городе Вашингтонском стали по вечерам передавать по радио кому в какие ночлежки идти: мужикам по такому-то адресу, бабам по такому-то, а семейным туда-то.

 

Вашингтонский горисполком как раз сейчас обсуждает что делать с бездомными школьниками: тут стадами ходят в школу дети, у которых просто нет дома!

 

Одна из наших сотрудниц живёт в своём автомобиле и приходит на работу как ни в чём не бывало.

 

Господа, вам не надоело перемывать косточки нейрохирургам и прочим капитанам большого бизнеса типа Касперского и гениального еврейского вундеркинда Серёги Брина?

 

Спуститесь, пожалуйста, на землю, где страна грохается, все живут в долг, целые города пустеют и закрываются заводы. На двух-трёх нейрохирургов тут 50 миллионов инфузорий без мед. страховки, которым элементарный понос негде вылечить. Прошу вас, господа, не надо лапши про нейрохирургов и про кэмпусы, история вам этого не простит.

 

Николай Романов тоже в феврале 1917 года увлекался фотографией, а тут, как гром среди ясного неба, грянула революция. Вот и с вашими кэмпусами/нейрохирургами будет так, ибо некорректно это в теме об окукливании целого государства, где не нужно так много кэмпусов, банкиров, адвокатов, инженеров и нейрохирургов с такими зарплатами. Какой там ещё «консалтинг» и прочий крутой выпендрёж, если бакалавр пиццу развозит?

 

90% с трудом куда-то ездит раз в год, а потом несколько лет жужжит об этом всем, а у многих и вовсе нет отпуска — не положено: иди жалуйся в райком, которого тут нет!

 

Профсоюзов тоже нет в большинстве мест. Народ ездит в основном на подержанных машинах, купленных по случаю за 1500 баксов. Не витайте в облаках и не представляйте США этаким крутым эталоном.

 

Тут огромное количество убогих, сирых, бездомных, одиноких, пенсионеров, сумасшедших, больных, негров с каких-то островов, и непристроенного нашего брата, который всё так же молчит в тряпочку, либо изгаляется на форумах, компенсируя свою неполноценность. Короче, не все собираются переучиваться, тем более, что не всем есть место везде за любой диплом, полученный за громадный долг.

 

На одного успешного приходится 100 лузеров с высшим образованием, на одного банкира Штирлица — 100 майоров Леманов тоже с высшим образованием.

 

Никому не гарантирован успех.

 

Действительно, даже по скромным российским меркам — существенное большинство иммигрантов — горе-лузеры (если и работают, то на сугубо-подчиненных позициях, почти никто не выбился в начальники, тем более — в директора, очень много работают на физических и полу-физических работах, часто бывают безработными и подолгу и т.д. и т.п.). Проблема в том, что подавляющее большинство ни за что не согласны признать свое фиаско и тужатся и пыжатся изо всех сил, стараясь показать, что дескать — все прекрасно и жизнь удалась.

 

А еще вот студенты — так они же тут не учатся, а постоянно работают по 12-16 часов в сутки, якобы для оплаты учёбы. Я так и не понял, когда же они учебники читают, да и читают ли вообще?

 

И это касается не только наших (по обмену они вообще на пляже ср@ки убирают), но и американских студентов и даже школьников: чуть каникулы, как они наперегонки наваливаются на работу во всех бизнесах на полставки. И этим они ещё гордятся.

 

Самое интересное, что от падения вниз на скамейку в сквере не застрахован ни один из этих программистов, медиков или менеджеров.

 

Профессора, правда, перестраховались пожизненной синекурой за счёт грабежа студентиков, но и эта полноводная река может неожиданно пересохнуть.

 

А дипломатов-отставников я вижу табунами в пригородах, где они едва сводят концы с концами в своих жалких покосившихя домиках, полных крыс и облепленных изнутри ядовитой плесенью. О других категориях населения я уже не говорю.

 

Сюда ежегодно стекаются десятки тысяч боеспособных хищников со всего света, всем места не хватает, а нобелевские лауреаты тут ходят табунами. Так что я вам по-прежнему советую делить все рассказы наших бывших на 3-10 раз.

 

Сам я, хоть и вынырнул в Библиотеке Конгресса, считаю это удачей в миллионную долю процента. Представить вам списки сотен наших кандидатов и докторов гуманитарных наук, артистов и художников, работающих на развозе пиццы и извозе пассажиров?

 

Кстати о Лимонове: Если прочтёте его книжку «Это я -Эдичка,» то все вопросы, о которых мы тут спорим, отпадут сами по себе.

 

А именно: а) что он не зарабатывал в США литературным трудом, а работал официантом, таскал мебель на своём горбу и жил впроголодь;

 

б) он великолепно описал страдания и трагедию растоптанных советских эмигрантов-интеллектуалов, как никто другой.

 

И это в 1970-е годы, так что 1970-е были ничем не лучше 1990-х — та же каторга, тот же концлагерь, та же параша для советского эмигранта.

 

Лимонова я уважаю за то, что он досконально, подробно, неторопливо и убедительно разоблачил все пункты американского агиптпропа на конкретных примерах конкретных людей с именами, фамилиями и должностями, с которых они эмигрировали из СССР.

 

За одно это Лимонов заслуживает звания героя СССР».

 

 

Источник

 

 

 

Метки по теме: