Понятно, что не вышло и не выйдет.

 

Но попытались ведь куснуть.  Хоть за пятку.

 

Сегодня — когда Россия  вновь впервые за многие годы явила миру военную мощь и доблесть —  министр обороны очень ожидаемая мишень.

 

Сергей Шойгу

 

Крылатые ракеты  «Калибр»,  легко преодолев казалось бы немыслимые тысячу миль,  поразили не только — и не столько — лагеря нелюдей в Сирии.

 

В прах разнесён  миф, который пестовали давно и трепетно.

 

Миф об устаревших технологиях, разворованном бюджете, разбежавшихся спецах,  спившихся прапорщиках, которые дрыхнут на ржавых баллистических ракетах, погребённых в полу-затопленных шахтах.

 

Этого конечно же нельзя было простить.

 

России.

 

Армии.

 

Но до них — тем более, сейчас — дотянуться почти невозможно.

 

Другое дело — министр Шойгу.

 

Человек.

 

Живой, из плоти и крови, со своими эмоциями, переживаниями, чувствами, привязанностями. Домом, семьёй, детьми, друзьями, прошлым, будущим.

 

Ударить по человеку проще.

 

И попытались.

 

Вчера, 27 октября 2015 года.

 

Вот как это было.

 

25 октября  2015 года,  в 14.26  года в социальной сети вК  некий  молодой человек сообщил о том, что погиб его товарищ, военнослужащий-контрактник, находящийся в Сирии.

 

27 октября 2015 года, в 10.41  соратник А.Навального Р.Левиев публикует скрин этой записи у себя в блогах, сопровождая публикацию следующим текстом:

 

С самого начала официального участия российских войск в сирийской операции было множество сообщений о гибели российских военнослужащих. Однако нам каждый раз не удавалось найти какие-либо подтверждения такой информации.

 

Обратим особое внимание на это:

 

Однако нам каждый раз не удавалось найти какие-либо подтверждения такой информации.

 

Оно — ключевое.

 

Но об этом позже.

 

Идём дальше.

 

Понятно, что информацию подхватили и понесли немедленно.

 

Пиком этого информационного  вала стало заявление Д.Пескова о том, что в Кремле не знают о факте гибели контрактника, а  вопросы следует задавать Министерству обороны.

 

Пресс-служба Министерства обороны  — прямо скажем — изрядно лопухнулась, не сообщив о трагедии немедленно после того, как о ней стало известно.  И о причине надо было сообщать сразу.  Хотя я понимаю, что здесь есть определённые этические моменты.

 

Но речь сейчас не об этом.

 

Что даёт мне основания утверждать, что начало информационной атаки  на Шойгу стала именно эта  — по всему, случайная  — трагедия?

 

Объясняю.

 

Её ждали.  Первую потерю, первую кровь.

 

Нужен был повод.  А его не было долго, с начала нашей операции в Сирии.

 

У ожидающих начали сдавать нервы.

 

Однако нам каждый раз не удавалось найти какие-либо подтверждения такой информации.

 

Пошла череда фальстартов.

 

Первый информационный вброс появился  в 8.54 утра 20 октября 2015 года

 

Пресс-служба Главного управления разведки Минобороны Украины сообщила:  из Сирии в Севастополь доставлены тела 26 погибших российских военнослужащих из состава 810-й отдельной бригады морской пехоты

 

Именно министерство обороны Украины. Это важно.

 

Это было так важно — дать повод, нажать на спусковой крючок, что не стали играть в обычное: «в социальных сетях…»  ( социальные сети, впрочем подключились — а вернее, были подключены  — немедленно и в массовом порядке)

 

И это было важно не только Украине, но и тем, кто над ней.

 

Ждать повода устали и Вашингтоне.

 

В тот же день — 20 октября 2015 года  агентство Reuters из Бейрута (?) со ссылкой на неназванный источник среди сирийских военных,  сообщает, что в результате боевых действий в Сирии погибли трое российских граждан и еще несколько получили ранения.

 

Через несколько часов эту новость траслирует … ну конечно же «Медуза»

 

Далее — везде, по списку,  о котором чуть позже.

 

Новость — в обеих своих интерпретациях — оказалась настолько фейком, что с этим вынуждены были согласиться даже господа ожидающие.

 

Однако нам каждый раз не удавалось найти какие-либо подтверждения такой информации.

 

25 октября ожидания сбылись.

 

27 октября сказано было: пора!

 

Напомню: в 10.41 один из соратников г-на Навального публикует сообщения о гибели бойца.

 

Спустя четыре  часа  — в  14. 48  другой соратник г-на Навально публикует огромный материал, посвящённый министру обороны России

 

Я вполне сознательно не буду комментировать этот текст по существу.

 

Хотя могла бы заметить, что в нём — несмотря на нагромождение документов и фотографий — очень много неправды. Но с этим пусть разбираются специалисты.

 

Здесь и сейчас мы говорим о другом.

 

Речь о том, как был подготовлен и нанесён информационный удар.

 

Материал Албурова  готовился долго. И давно. Фотографии сделаны летом, притом, полагаю, даже не этого года. Сбор документов тоже дело не одного дня.

 

И собственно — этого никто не скрывает.

 

«Читайте большое расследование  Георгия Албурова, над которым он давно работал»  —  пишет г-н Навальный

 

Давно работал.

 

Но если давно — почему опубликовали именно в этот день?

 

В день,  когда пришла — и, наконец получила подтверждение — новость, которую они так ждали. Известие о первой крови в Сирии.

 

Понятно, что им бы очень хотелось боевых потерь. Массовых, притом.

 

Но ждать более не было сил.

 

Да и заказчики — надо полагать — торопили. Там тоже нервы — как выясняется — отнюдь не железные.

 

Потому сгодился и несчастный парнишка с его трагической историей.

 

Но вернёмся к списку, о котором говорила выше.

 

14.48 — старутет Албуров.

 

В 15.08 — Слон

 

В 15.19 — Дождь

 

В 16.09  —  Медуза

 

В 16.23 —  Форбс

 

В 17.29 — РБК

 

Кто-нибудь — кто хоть хоть как-то знаком с медийными технологиями, да и просто способен мыслить логически — может допустить, что это случайность?  Так сложилось?

 

В социальных сетях — понятное дело — именины сердца господ ожидающих.

 

Уланы с пестрыми значками и боты дружными рядами…

 

Уланы с пестрыми значками

 

Драгуны с конскими хвостами и  будто бы независимые журналисты

 

Кстати, занятно, как сомкнулись фланги.

 

Вот Кашин, который нынче вроде как под либеральными знамёнами:

 

 Кашин

 

Впрочем, подобных примеров каждый желающий найдёт сегодня множество.

 

Я так полагаю, что для определённых выводов хватит и того, что мы зафиксировали здесь и сейчас.

 

А зафиксировали мы буквально следующее.

 

Предпринята первая попытка дотянуться до Шойгу.

 

Ответ на вопрос: почему именно до Шойгу и почему именно сейчас, полагаю, ясен.

 

Скажется ли это каким-то образом на репутации Шойгу?

 

Нет, ни разу.

 

Помните знаменитое: «У меня такая безупречная репутация, что меня уже давно пора скомпрометировать. »

 

В сегодняшнем  контексте это — вне всякого сомнения —  про него.

 

Впрочем, так думаю, что и заказчики этой попытки (назвать ударом как-то даже неловко), и исполнители на какой-либо значимый успех и не рассчитывали.

 

Максимум  — топ Twitter, потому  будто бы сдержанное «неплохо» не может скрыть  совершенно щенячьего восторга:

 

 Twitter

 

Следует ли сделать из этого выводы?

 

Разумеется, следует.

 

Один.

 

И очень простой.

 

Караван — сирийской темой навеяло, да — движется в правильном направлении.

 

Всё прочее — слабые звуковые помехи.

 

Марина Юденич