Внешняя политика США становится все более преступной и противоречивой. По мнению Владимира Лепехина, это государство давно захвачено транснациональными компаниями.

 

 

В американской внешней политике давно не было такой рассогласованности, какую мы наблюдаем сегодня. Дошло до того, что бывший президент США Джимми Картер передал России карты позиций радикальной группировки «Исламское государство» в Сирии.

 

Что это? Предательство национальных интересов, вызов Бараку Обаме или своего рода месть нынешнему поколению американских политиканов, заведших страну в тупик?

 

Ответы на эти вопросы можно получить, если внимательно рассмотреть то, как устроена сегодня американская политическая система, официально называемая «демократической», но таковой не являющаяся.

 

Олигархия, а не демократия

 

Давно пора называть вещи своими именами. Важнейшим атрибутом американской политической системы является, как я полагаю, вовсе не демократия, а, скорее, демагогия, дающая самым порочным чертам этой системы прекраснозвучные имена, центральным из которых по-прежнему является понятие «свобода».

 

На самом деле американская система власти представляет собой классическую олигархию (групповую власть) с момента основания США. Ведь кем были отцы-основатели этого государства, как не главами крупнейших американских корпораций и бизнес-групп?

 

Система власти в этой стране давно определена как олигархия ведущими американскими политологами — от Йозефа Шумпетера до Стивена Коэна.

 

Еще в 2007 году в Москве профессор социологии из университета Олбани (США) Ричард Лахманн выступил с лекцией на тему «Олигархия как причина упадка США». Главный вывод американского социолога сводится к утверждению, что высшее американское руководство за последние три десятилетия попало под контроль олигархов. В прошлом корпорации зависели от крупных банков, контролируемых государством, но теперь крупнейшие ТНК самостоятельно мобилизуют капитал и государственные ресурсы в собственных целях. Как результат, в XXI веке органы государственной власти раздают контракты и субсидии уже без какого-либо контроля со стороны общества.

 

Экс-глава аппарата госсекретаря США: страной руководят 400 олигархов

 

Пару месяцев назад о том, что страной управляет вовсе не президент, а олигархия, заявил уже бывший глава аппарата госсекретаря США Колина Пауэлла (того самого, что тряс пробиркой с белым порошком на заседании Совета Безопасности ООН в 2003 году) Лоуренс Уилкерсон.

 

По мнению внезапно прозревшего политика, «именно олигархи руководят всеми процессами из-за сцены. США насчитывают около 400 людей, чьё общее состояние превышает триллионы долларов. Это просто неприличное, оскорбительное распределение богатства по стране. Власть находится в руках примерно 0,001 % людей».

 

Действительно, сегодня с десяток крупнейших бизнес-кланов разделили между собой сферы влияния, и именно они, а вовсе не американские налогоплательщики или политики определяют, по какому пути должно двигаться государство.

 

США не являются классическим государством

 

Практически все основные государственные институты в США (не только ФРС) оказались приватизированными крупнейшими олигархическими корпорациями.

 

ТНК поглотили и подменили собой американское государство, и по этой причине внешняя политика США определяется уже не Белым домом и не Государственным департаментом, а совсем другими структурами, каждая из которых имеет свои интересы.

 

Именно они превратили внешнюю политику США в совокупность рейдерских атак по всему миру.

 

Сегодня в США уже не государство определяет, какой стране оказать, например, военную помощь, а корпорации, производящие оружие или зарабатывающие на поставках вооружений и «восстановлении» разрушенных бомбами американских самолетов городов. И дебаты в конгрессе по поводу того или иного решения — это уже не дебаты между республиканцами и демократами с принципиально разных позиций (у этих квазипартий давно никаких позиций нет), а по сути дебаты между лоббистами различных компаний, в которых побеждают наиболее платежеспособные.

 

Именно ведущие ТНК фактически заставили Колина Пауэлла трясти пробиркой в Совбезе ООН, а Джорджа Буша-младшего войти в Афганистан и начать войну в Ираке.

 

Сколько заработали на войне в Ираке американские компании, производящие вооружения? А сколько заработали частные военные компании? И каков совокупный доход патронируемых кланом Бушей нефтяных компаний?

 

По информации западных СМИ, по итогам войны в Ираке одна только американская корпорация Hulliburton получила контракт на тушение горящих нефтяных скважин и восстановление нефтедобычи в Ираке в размере 7 млрд долларов США (после этого было еще несколько подобных контрактов). А каких размеров достигла здесь прибыль американских нефтяных компаний, если учесть, что Ирак — вторая по запасам нефти страна в мире, а США с сателлитами контролируют сегодня до 80 % месторождений этой страны?

 

А ведь в иракской войне были заинтересованы еще и строители. К примеру, стоимость работ по восстановлению разрушенных в Ираке дорог, мостов и прочей инфраструктуры изначально оценивалась в 20 млрд долларов. И еще в этой стране «восстанавливалась» банковская система, на которую конгресс США выделял первоначально кругленькие суммы наличными. Я уже не говорю о масштабах разграбленных в Ираке музеев, из которых в США были вывезено около 90 тысяч артефактов.

 

Надо ли объяснять, что схожие процессы происходят и на афганском направлении, хотя самым серьезным источником наживы здесь является наркоторговля. А разве операция в Ливии по своим последствиям (получение американскими корпорациями подрядов на поставки вооружений, а затем на восстановление разрушенного, захват нефтяных месторождений и т.п.) чем-то отличается от иракской — если не считать, что для атаки на эту страну вообще не было никаких оснований, а потому пришлось заказывать «революцию»?

 

По сути, в случае с США мир имеет дело не с государством, а с совокупностью корпораций полукриминального типа, которые организуют по всему миру войны и военные конфликты как бизнес-проекты. При этом главным источником прибыли становится не сам бизнес, а разграбление американской казны — чему способствует наличие в руках у американских же корпораций печатного станка.

 

Американские корпорации в Сирии

 

Сегодня бывший премьер-министр Британии Тони Блэр извиняется за то, что в 2003 году принял ошибочное решение в отношении Ирака, забыв сообщить журналистам, из каких соображений он лоббировал интересы ведущих ТНК, а также сколько на иракской кампании заработали западные корпорации. Полагаю, что через 5-10 лет какие-то западные политики вот так же будут «сожалеть», что поддержали в Сирии исламистов.

 

Замечу, что Сирия — та страна, где прямой и масштабной коммерческой выгоды у американских компаний нет, если не считать стандартных военных подрядов. Сирия — это не совсем американский проект.

 

Наученные опытом США, их сателлиты из стран Аравийского полуострова (прежде всего Саудовская Аравия и Катар) решили действовать по той же схеме, по какой США действовали в Ираке, Афганистане и Ливии. Они начали войну в Сирии как бизнес-проект.

 

Сегодня ни для кого не секрет, что главный интерес зачинщиков сирийской бойни состоит в желании контролировать транзит катарского газа в Европу через Иорданию и Сирию. Американские компании здесь на подпевках — в ожидании комиссионных за содействие.

 

Вот почему в Сирии нет американских войск. Зато есть радикальные исламисты, которые реализуют здесь свои бизнес-проекты на крови, мародерствуя и захватывая месторождения и НПЗ.

 

Поскольку прямой выгоды у американских корпораций в Сирии нет, отсюда и расбалансировка решений Госдепа на данном направлении. У чиновников нет однозначных указаний от крупнейших американских корпораций. Отдельные политики пытаются включаться в решение сирийской проблемы, но это как раз те политики, которые лоббируют интересы саудитов и Катара, — и этого пока недостаточно, чтобы продавить нужные решения через конгресс.

 

Мечется и Обама, ведь и он — не глава государства в подлинном смысле этого слова, а всего лишь лоббист интересов тех корпораций, которые профинансировали его избирательную кампанию. Вот почему США — не конкурент России на сирийском поле.

 

РИА

 

 

 

 

 

Метки по теме: