Судя по ценностному переформатированию американского кинематографа, Америку начинают  готовить к чему-то подобному горбачевской «перестройке»

 

"Разлом Сан-Андреас"

 

Посмотрел на досуге очередной американский «блокбастер». Из свежих. «Разлом Сан-Андреас» называется.

 

Во-первых, уже с заглавных титров бросилось в глаза творческое истощение голливудских «мэтров», фантазия которых настолько обеднела, что теперь для названий фильмов у них, похоже, остались одни только географические, либо даже геологические обозначения. Так что художественные изыски, типа «Унесенных ветром» и прочих «Великолепных семерок» нынче не в почете! Прошли те романтические времена!

 

Снимать фильм про «землетрус» меньше 10 баллов опять же — нет никакого коммерческого резона. Разрушения маленькие, зрелища не будет и кассы, стало быть, тоже. А значит — больше ада! При таком подходе официальной магнитуды землетрясений скоро наверняка не хватит и в ход пойдут 30- балльные толчки. Ну, или на худой конец — сход Луны со своей орбиты и падение прямиком в Тихий океан. Во брызг-то будет!

 

Такое кино больше всего напоминает неизлечимого наркомана, на которого уже не действуют слабые наркотики и малые дозы и требуется переходить на всё более тяжелую дурь, чтобы сохранять хотя бы прежний уровень кайфа. Понятно, что при таком подходе о каком-то реализме кинематографа, о его обращении к тому, чем на самом деле живут люди, даже говорить не приходится. Современное кино, в его голливудской версии, все больше становится своего рода сильнодействующим информационным наркотиком, призванным обеспечивать решение определенных задач в сфере манипулирования обществом.

 

О скрытых целях этого манипулирования на данном этапе тоже можно составить определенное представление на основе анализа массовой кинопродукции.

 

Возьмем тот же «Разлом Сан-Андреас». Внешне все выглядит так, как будто создатели этого фильма просто свихнулись. Настолько он получился по своей сути неамериканским. Если не сказать – антиамериканским.

 

О чем, собственно, это кино? О том, что пилот спасательного вертолета – государственный служащий, сотрудник военизированного  подразделения, в момент страшной геологической  катастрофы,  фактически дезертирует из своего отряда, при этом ворует остродефицитный в таких условиях спасательный вертолет и вместо участия в проводимой властями поисково-спасательной операции, занимается исключительно личными делами — спасением собственной семьи.

 

Фактически — это прямая агитация против служебной дисциплины и чувства гражданского долга. Ведь будучи профессиональным спасателем, он был обязан явиться в свою часть,  как только узнал о чрезвычайной ситуации и действовать по предназначению. Представьте себе, если бы все сотрудники чрезвычайных служб стали действовать в такой обстановке по примеру этого «киногероя» и разбежались бы помогать своим родственникам! Мало бы никому не показалось!

 

И вот после того, как этот малохольный «спасатель», успешно сачканув от службы в роковой для родины час, выручил таки дочь из беды и попутно наладил отношения с бросившей его неверной женой, наступает полный хэппи-энд, когда фактический дезертир и соответственно — уголовный преступник, вместо того, чтобы повиниться перед напрасно доверившимися ему согражданами, принимает героически-патриотическую позу и торжественно декламирует: «Мы тут все заново отстроим». Свежо предание, да верится с трудом. Уж он-то отстроит! Опять куда-нибудь сбежит по личной нужде.

 

Вывод как будто бы вполне очевиден – глупеет Голливуд, мельчает Америка. Но так ли все просто? Что-то не верится! Если автор этих строк, человек весьма далекий от высот киноискусства с легкостью прочитывает все вышеуказанные «месседжи» данного фильма, то вывод из этого может быть только один – именно они туда и заложены! И никакой глупостью или случайностью здесь и близко не пахнет!

 

А ведь еще лет десять назад такое кино в Америке было просто немыслимо. Для настоящего американского героя долг перед страной всегда был на первом месте. Например — в фильме «День независимости» герой Уилла Смита — капитан ВВС США, покидает свою семью и отправляется к месту службы несмотря на то, что вражеская летающая тарелка с явно недобрыми намерениями уже зависла над его домом. А тут героем становится морально разложившийся персонаж, которого впору отправлять на скамью подсудимых за должностное преступление с особо тяжкими последствиями.  И коль скоро вполне очевидно, что его героизация средствами весьма недешевого блокбастера, кому-то понадобилась, то можно сделать вывод, что эти кто-то считают, что нынешней Америке именно такие «супергерои наоборот» и нужны. Которые, извините, «кладут с прибором» на свои служебные обязанности, а заодно и на всё государство.

 

Для американцев это наверняка в новинку. А вот у меня полное ощущение дежа-вю. И действительно – ровно такими же антигероическими персонажами был заполнен позднесоветский кинематограф накануне того момента, когда какая-та неведомая сила бросила сбитые с толку массы  на слом собственного государства. «Афганские изломы» с потерявшимися в дебрях геополитики советскими майорами, «Интердевочки» с амбициями философского осмысления пустоты жизни, «Привалы странников»  с ментами – дон-кихотами, восставшими против государства-монстра и т.д. и т.п. В общем,  все это мы уже видели и знаем – чем именно такая обработка мозгов заканчивается. А заканчивается она «перестройкой» с обязательным развалом государства. Именно для максимального укрощения этой задачи и потребовалось организовать антигосударственное цунами в общественном сознании населения СССР. Похоже, что теперь пришла очередь Америки. И готовят американскую «перестройку» ровно по тем же рецептам, что и советскую. А почему бы и нет, если «блюдо» получилось именно то, которое заказывали. А кто именно его заказал, так это ни мы, ни простые американцы, скорее всего, никогда не узнаем.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: