Премьер-министр республики Черногория Мило Джуканович, чьи полицейские за последние дни разогнали целый ряд антиправительственных выступлений в столице (г. Подгорица), обвинил в бунтах Россию и сербских националистов: «Никаких сомнений, что Россия имеет и продолжает играть активную роль в организации протестов против власти в Подгорице. Здесь не нужны особые интерпретации».

 

Приказчик по Черногории тоже объявил о русской агрессии

 

Немного об М. Джукановиче. Он руководит Черногорией беспрерывно около четверти века. В силу того, что Джуканович абсолютно послушен западному руководству, не совершает никаких неавторизованных телодвижений и исправно занимает все предписанные позиции (включая присоединение, например, к антироссийским санкциям с формулировкой «мы очень маленькая страна, и Россия должна нас понять») — его не снимали с поста какой-нибудь цветной революцией даже американцы, любящие менять своих приказчиков в странах-вассалах чисто для профилактики.

 

Нынешние выступления против Джукановича во многом вызваны его готовностью в декабре сделать Черногорию членом НАТО. Помимо традиционных исторических симпатий к России и нежелания вступать в противоборствующий ей блок (с неудобным чувством исторической благодарности балканцы умеют справляться) — противники вступления имеют и чисто прагматические соображения. В случае углубления конфронтации Запада с РФ Черногория, живущая почти исключительно с туризма и продажи недвижимости, может лишиться примерно половины или более доходов.

 

Кроме того, основным обвинением против Джукановича является обвинение в коррупции и воровстве.

 

Поначалу на улицы выходили сотни, сейчас — тысячи.

 

В настоящий момент позиции правительства, впрочем, выглядят всё ещё убедительнее позиции протестующих. Джуканович не останавливается перед силовым разгоном протестов, активно используется слезоточивый газ, число арестованных уже приближается к сотне (для страны с населением в 600 тыс. человек это эквивалент, скажем, 20 тыс. арестованных в Москве).

 

Протестующие требуют создания переходного правительства и новых — честных — выборов (официальная дата очередных — начало следующего года). В определённом смысле оппозиционные лозунги совершенно «зеркалят» лозунги бархатных и цветных революций, а также разного рода «вёсен».

 

Поэтому в случае, если вдруг оппозиция сумеет а) прийти к власти на волне протестов и б) реализовать настоящий разворот в политике страны — это будет безусловно первый и уникальный прецедент на территории, казалось бы, давно и убедительно покорённой Западом.

 

Впрочем, опыт Греции, где к власти пришли очень левые, анти-мвфовские и антинатовские бунтари, а политический разворот совершить не удалось — подсказывает, что «взять власть» в стране, более или менее долгое время пробывшей под внешним управлением, не так просто. Более того: в большинстве европейских стран национальная власть является во многом формальностью и «данью традиции». В реальности же «всенародно избранные» зачастую выполняют обычную роль приказчиков, смотрящих от политического руководства за Атлантическим океаном.

 

«Однако»