Фразу, вынесенную в заголовок данной статьи, произнес один из самых известных американцев в России, отважный воин, хранитель часов, автор известного слогана «Россия — это бензоколонка», бесстрашный вызыватель на дуэль Президента России Владимира Путина…

 

 

В общем, все уже, наверное, догадались, что эту фразу произнес сенатор Джон Маккейн, когда узнал о событиях, произошедших в Мукачево летом этого года. И вот он — редкий случай, когда приходится признать, что этот, отнюдь не самый умный представитель рода человеческого, прав не то что на 100%, а на 200%.

 

Старина Джон, ты прав! Этим дебилам точно ничего нельзя было доверять — ни ведение войны на Юго-Востоке, ни решение задачи по втягиванию Россию в войну с целью отвлечения ее внимания от Сирии, ни контрабанду сигарет в Мукачево, ни, как это выяснилось сегодня, проведение хоть сколько-нибудь пристойных выборов. Печаль…

 

Конечно, мне сейчас возразят — можно подумать, что президентские выборы, состоявшиеся в мае 2014 года, и парламентские выборы, состоявшиеся год назад, были лучше. Конечно же, нет.

 

Но таки есть разница: тогда в обоих случаях у Украины были «отмазки». Могли ли состояться нормальные выборы, когда на улицах украинских городов в полный рост бушевали революционные страсти? Ясное дело, нет, и это признала даже Россия, не говоря уж о столпах западной демократии. А могли ли состояться нормальные парламентские выборы, когда на Донбассе продолжались бои? — Ответ тот же самый, что и в первом случае.

 

Интересно будет узнать, какие отмазки украинская власть придумает сейчас, чтобы оправдать свой «эпик фейл» в Мариуполе и в других населенных пунктах, где были зафиксированы многочисленные, разнообразные и духоподъемные нарушения.

 

Впрочем, Бог с ними, конечно, с другими населенными пунктами, но в Мариуполе-то выборы точно надо было проводить, даже если бы на избирательные участки падали там не сухие ветки, а деревья целиком. Потому, что Мариуполь — это своего рода «зеркало» белого и пушистого украинского нацизма на Юго-Востоке страны.

 

На протяжении последних полутора лет его периодически выставляли на всеобщее обозрение в качестве доказательства того, что украинская власть смогла поставить под контроль мятежный регион и как-то наладить отношения с его населением. И тут — такой облом!

 

Да не просто облом, а целый обломище! При этом мне кажутся натянутыми утверждения, что выборы в Мариуполе сорвали, чтобы к власти в городе не пришли пророссийски настроенные элементы. Ну, а если бы они пришли к власти, то чтобы изменилось? Вместо нынешнего мэра по фамилии, если я не ошибаюсь, Хотлубей, стал бы мэром человек по фамилии Иванов — и что? Сколько дивизий у этого самого Иванова? Да его бы быстро инкорпорировали в нынешнюю партию власти, тем более, что он, скорее всего, и без того в нее уже инкорпорирован, поскольку предположительно представляет «Оппозиционный блок»…

 

Второе возражение, на которое я сразу отвечу — какая разница, Запад все равно признает украинские выборы самыми честными, прозрачными и демократическими. Скорее всего, да.

 

Но представьте себе ситуацию: косорукая невеста во время праздничного застолья опрокидывает на себя ковшик с кетчупом, и по ее ослепительно белому платью расплывается ярко-красное пятно. Можно, конечно, утешать ее, что она все равно прекрасна, и платье прекрасно, и даже так красивее, чем раньше, и все это пустяки-дело житейское. Но платье все равно испорчено. Выборы сорваны.

 

Мариуполь — это то самое пятно, которое расплылось по подвенечному выборному платью Украины, и все это видят, и все это понимают…

 

 

Анастасия Скогорева 

 

 

Метки по теме: