Эдгар Аллан По, которого считают основоположником детективного жанра, на самом деле детективных рассказов написал не очень много. Однако же все они сегодня являются классическими. Один из них, под названием «Похищенное письмо», не только стал классикой, но и привлек внимание некоторых философов двадцатого века. В частности, о нем писал кумир нашей прогрессивной общественности Жак Деррида.

 

Владимир Путин

 

Суть рассказа проста. В его основе лежит компромат, который и сегодня пользуется повышенным спросом. Некий министр похитил у некой особы компрометирующее её письмо. Особа в полной власти министра. Особняк министра обыскали, его самого обыскали — письма нет. И тут в дело включается предшественник Шерлока Холмса — Огюст Дюпен. Он с легостью находит в особняке министра искомый документ. Оказывается, тот не был спрятан, а лежал у всех на виду, лишь вложенный в другой конверт.

 

Когда государственные деятели честно сообщают о своих намерениях, им никто не верит. Потому что все полагают основными принципами политики либо ложь, либо различные фигуры умолчания. Если же человек прямо декларирует свои планы, а потом следует своим декларациям, это вносит смятение в ряды его противников.

 

В случае с нашим президентом такое происходит раз за разом. Он что-либо говорит открыто, на публику. Потом сотни аналитиков толкуют его слова, занимаются общественной телепатией, пытаясь придумать, что наш президент хотел сказать на самом деле. А потом всех удивляет происходящее: оказывается, В.В. Путин делает именно то, о чем открыто заявлял.

 

Этот факт является ключом к разгадке двух крайних положений. В социальных сетях их называют «хитрый план Путина» (ХПП) с одной стороны, и «Путин слил» — с другой. Если же посмотреть на реальное положение дел, то мы увидим, что никаких хитрых планов не существует. Есть просто планы. Некоторые из них удается осуществить, а некоторые — нет. Иными словами, иногда Кремль проигрывает, разумеется (Путин слил). Но нет никакой необходимости выстраивать хитроумные теории заговора на ровном месте.

 

Безусловно, я сейчас транслирую исключительно свое собственное субъективное мнение. Однако я вижу положение дел именно так, и мое видение позволяет мне предугадывать события лучше любых экспертов и аналитиков. Я просто слушаю, что мне говорят из Кремля, не думая, что там врут или лукавят.

 

Если следовать принципу Питера, то в конце 90-х, когда Владимира Путина «семья» выдвинула на пост президента, а многие другие люди это выдвижение поддержали, это было сделано именно потому, что В. В. Путин на посту президента превышал уровень своей компетентности. У него, как мы все сейчас понимаем, не было никакого опыта управления настолько сложными структурами. На таком высоком посту он, скорее всего, должен был растеряться и обратиться за помощью к многочисленным серым кардиналам. Но все пошло не так. Сейчас, оглядываясь на прошлое, мы можем отчетливо видеть, как наш президент превращал свои недостатки в достоинства. Да, он не стратег. И стратегии наша страна, увы, до сих пор не имеет. Но он превосходный тактик, и свою политику осуществляет именно так. Она представляет собой серию определенных проектов. Если взять в расчет прошлое нашего президента, вы можете называть их серией спецопераций. У операции есть цель и есть временные рамки, есть стоимость, есть финал. Именно сегодня так действует Кремль.

 

Если посмотреть на ту политику, которую проводит администрация президента на этот момент, мы легко вычленим любой действующий проект. Равноудаление олигархов, монетизация льгот, операция в Грузии, воссоединение с Крымом, Олимпиада. С одной стороны, это точечные, конкретно локализованные акции, с другой стороны – именно они определяют нашу жизнь. Если вы едете по дороге с большой скоростью, то свет фонарей в конце концов  сольется в одну сплошную линию. Так и у нас многочисленные тактические приемы превращаются в некое подобие стратегии. Но тут есть и минусы.

 

То самое выступление президента, в котором он обещал защитить всех русских, с точки зрения Кремля на тот момент относилось исключительно к Крыму. Это была ошибка. В Кремле не верили, что какое-то движение возможно и на Донбассе. Когда такое движение возникло, с ним не знали, что и делать. Иными словами, по поводу Донбасса у Кремля вообще не было никакого плана. Кремль, как мне кажется, растерялся. Весной 2014 года были разные векторы движения. Мои мелкие инсайды сообщали, что наверху колеблются. Вводить или не вводить. У нас не любят таких ситуаций, когда партию вынуждают играть при том, что у Кремля такого желания не было. А в результате появился Минск. Это может вам нравиться или нет, но Минск — это проект Кремля в нынешней ситуации, и его будут продавливать до самой последней запятой. Донбасс — часть Украины, но на условиях Донбасса. Иначе быть не может. Наша власть прекрасно понимает, что в России уже считают Донбасс своей составной и неотъемлемой частью. Вряд ли в Кремле этого хотели, однако же с реальностью приходится считаться, а нами, слава Богу, правят реалисты.

 

Итак, любые аналитики «мажут», пытаясь расшифровать те послания, которые не нуждаются в расшифровке. То, что наша власть говорит, то она и делает. Вы можете восхищаться этим, вы можете негодовать, но не следует искать черную кошку в темной комнате. Ее там нет. Слушайте официальный голос нашей власти, чтобы определиться в своем отношении к тому, что происходит. Когда в эфире у Соловьева вы видите множество людей, слушайте официального представителя нашего МИДа. Только ее слова имеют значение.

 

Я не помню других таких времен, когда наша внешняя политика была бы настолько открыта , когда наши слова настолько бы соответствовали нашим делам. Если вы станете искать какие-то потаенные смыслы в том, что происходит, вы обманетесь. Но не вините в этом Кремль. Вам честно и открыто говорят обо всем, что сегодня происходит. Тут главная хитрость. В правде.

 

Ольга Туханина