Насколько велики националистические настроения на Украине, сказать сложно. Говорить о том, что на Украине сейчас кто-то проводит социологические замеры, нельзя. Сейчас на Украине умерла и демократия, и парламентаризм, и социология. Но я вижу проявления национализма и радикализма.

 

Пётр Порошенко

 

Правда, демократы, либералы, европейцы, западные журналисты вовсю доказывают, что ультранационалистические настроения очень слабы, мол, российская пропаганда серьезно преувеличивает, когда рассказывает о них. Однако, когда бросают гранату в Верховную Раду, те же самые люди начинают кричать, как это опасно для Украины, насколько сильны боевики, насколько националисты создают угрозу для Порошенко и т.д.

 

На самом деле истина посередине: нельзя преувеличивать популярность нацистов среди широких слоев населения, но, с другой стороны, преступно не замечать стремительный рост вот этой бандеровщины, прославления коллаборационистов, нацистов и классических нацистских идей. На Украине это все развивается очень стремительно.

 

Сам Порошенко якобы ведет борьбу с радикалами. Но при этом он сам давно уже радикализовался. Представить три-четыре года назад, что он будет озвучивать бандеровские лозунги и в своих речах заявлять о великом Бандере и УПА было невозможно. Я вспоминаю, когда он первый раз вскочил в Верховной Раде, чтобы почтить память Шухевича вместе со своими коллегами, и тут же опомнился и присел на спинку стула. То есть он старался сидеть на двух стульях (как бы встал, почтил, но тут же как бы я и сидел) – в случае чего и тем, и другим есть что ответить. Но теперь он уже без колебаний в своих речах упоминает УПА, призывает детей учиться у бандеровцев, нацистских коллаборационистов, то есть радикализуется на глазах, подстраиваясь под мейнстрим, под эту опасную тенденцию роста неонацистских настроений.

 

Конечно, не надо путать нацизм и национализм. Но оба явления очень опасны для Украины. Давно уже украинская официальная политика стала националистической, и слово «националист» сейчас на Украине вообще не является ругательным. Просто Порошенко борется с теми, кто выступает против него.

 

Ультранацисты, по сути дела, объявили Порошенко своим врагом номер один еще 1 декабря 2013 года, когда Майдан только начинался. И с тех пор они не меняют своей позиции. Порошенко понимает, что они создают угрозу для его личной власти, поэтому борется с представителями этих нацистских идей. Но при том, что эти идеи развиваются, Порошенко этого не может не учитывать и сам пытается занять эту нишу, борясь со своими идеологическими конкурентами.

 

Владимир Корнилов

 

 

 

Метки по теме: