Донецк

 

Дома вроде поутихло. Ключевое слово — вроде. По логике надо успокоиться и наполнится оптимизмом.

 

 

А у меня наоборот — совсем его не осталось:(( Какой-то тупик, постоянный вопрос: «И что дальше?» Правда, даже в прошлом году веры в нормальный исход всего этого было в разы больше.

 

Под обстрелами я не думала уезжать, мне было достаточно того, что дети в безопасности.

 

Сейчас я понимаю, что уеду. Вроде как выполнила долг перед домом — не предала его в самые страшные месяцы, а теперь — в затянутом и хлипком мире — можно думать и о себе.

 

Говорю с родней из Мариуполя, которая собралась уезжать. Не могут там: дети в школе инфицируются нацизмом, на работе отказали в повышении — директор в приватном разговоре намекнул, что весь коллектив знает о сепаратистских настроениях претендента на зама — извини, но сейчас не время, а то «и себя и меня под монастырь подведешь»…

 

Говорю с нашими донецкими жителями — тоже чемоданное настроение, но повод иной: «Что дальше? Дочке 15, скоро получать паспорт — где и какой? Мы в подвешенном состоянии, мы никто пока…

 

Продажу квартиры не оформишь, даже прописаться нельзя. Ладно взрослым, а детям нужна какая-то определенность. А самое главное — вы видели сколько техники вокруг нас? Все равно прилетит рано или поздно…»

 

Согласна, многие едут назад. Но почему? От того, что стало классно и спокойно дома? Нет, от того, что невыносимо там, куда перебрались на время!

 

Что-то вместо оптимизма пессимизм тотальный.»

 

Мариуполь

 

«Родня мужа из Мариуполя собирается уезжать в РФ. Знают по нашему опыту все трудности, но едут из-за детей. Дочке 14 лет, пацану 9.

 

Собирались перебраться к 1 сентября, чтоб дети сразу пошли в школу, но, увы, по независящим от них обстоятельствам не вышло. Поэтому теперь срок — начало второй четверти. Со школой уже договорились, работу глава семьи уже нашел.

 

Почему уезжают? Вроде же открытой войны нет, к полному городу батальонов кое-как привыкли, к постоянным бахам по окраинам тоже («учения» типа у них идут нескончаемо, пугая весь город).

 

Не могут привыкнуть к новой истории в школе, к тому, что каждую неделю какой-то патриотический митинг — с «героями» АТО, сборкой автоматов, сбором денег и подарков «героям».

 

Семья думающая, читающая. Детям дома долго и сложно объясняли, что в школе говорят не совсем правду о войне и этой и Великой Отечественной, но открыто протестовать не нужно, а нужно просто в глубине души знать, что правда — она иная. Но помалкивать, чтоб не было травли….

 

И вот дочка пришла из музея, куда их водили показывать «доказательства» оккупации Украины Совестким Союзом (!!!) и «факты» того, что СССР и Германия действовали сообща, начиная войну (!!!!), и сказала: «Мама, но вот ты говоришь, что они все врут… Ну а у них знаешь там сколько документов и исторических фактов…»

 

Отец с матерью переглянулись и вынесли вердикт: «Засиделись! Надо ехать!!»

 

Многие говорят, что время ничего не изменит. Не в этот год, так в следующий, нет — так через пять-шесть лет освободим хотя бы область.

 

Но мы теряем наших детей — там на оккупированной части областей, я уж молчу об остальной русскоязычной Украине.

 

Американцы не дураки — институты «украинознавства» писали, подделывали и собирали эти «факты» еще с середины 80-х, еще в США и Канаде, не только в Киеве и Львове.

 

Если дети, с которыми родители беседуют об истории, которым читают, показывают исторические фильмы — если даже они начинают колебаться под давлением пропаганды, то что тогда говорить обо всех остальных?

 

Источник