Зачем Украина открывает свой «сирийский фронт»

 

Тема военной операции в Сирии в российских и мировых СМИ сегодня по популярности обгоняет любые другие. Это и неудивительно. Во-первых, за 3,5 года ни оппозиции, ни «Исламскому государству» так и не удалось сбросить Башара Асада и его сторонников в море. Во-вторых, воздушная операция так называемой коалиции так и не принесла никаких видимых результатов: экстремисты продолжают распространять своё влияние на Ирак и Сирию, а оппозиция, поддерживаемая Западом, всё меньше отличима от этого самого ИГИЛ. Наконец, в-третьих, совершенно неожиданно для всего мирового сообщества, но никак не для россиян, российская воздушная операция в считаные дни начала приносить ощутимые результаты.

 

Зачем Украина открывает свой «сирийский фронт»

 

Ещё менее удивительна реакция на происходящее на Западе: Россию пообещали теперь душить санкциями не только за Крым и Донбасс, но и за помощь Сирии. Перед Вашингтоном и партерами изначально не стояла задача уничтожения «Исламского государства», спровоцировавшего миграционную катастрофу в Сирии, Ираке и странах Европы; их стратегической целью было и остается падение режима Башара Асада. Активизировалась в связи с нарастающей кампанией по обвинению России в эскалации политического кризиса на Ближнем Востоке и Украина.

 

Логика киевских властей прозрачна и понятна. Минские соглашения, которые приходится соблюдать Украине, не сулят нынешним хозяева Рады и правительства ничего хорошего. Соблюдение режима перемирия, ровно как и изменение конституции, и признание особого статуса Донбасса оборачивается необходимостью строительства мирной жизни, где рутина должна взять верх над лозунгами. К этому вчерашние лидеры Майдана явно оказались не готовы: одно дело махать шашкой и обвинять в дефолте и прочих украинских бедах Россию с Новороссией, и совсем другое — отвечать самим перед народом Украины за собственные ошибки. Видимо, поэтому киевским руководством и было принято решение во что бы то ни стало прочно увязать себя с сирийской операцией. Попросту говоря, открыть сирийский фронт.

 

Украинские политики не оставляют надежд, что страны Европы и США продолжат спонсировать правительство страны-банкрота в целях «борьбы с Россией». Например, глава МИД Украины Павел Климкин в конце сентября заявил в интервью «Телеканалу новин 24», что Россия дестабилизировала не только Крым и Донбасс, но также и Сирию и таким образом пытается купить страну. На этом Климкин не остановился и заявил, что теперешние боевики ИГ тренировались не где-нибудь, а именно в России. Мол, костяк армии «Исламского государства» составляют бывшие солдаты Саддама Хусейна, а армию Саддама обучали российские военные специалисты. Конечно, любой дипломат должен в совершенстве владеть риторическими приёмами, но такой злостной софистики от украинского министра иностранных дел явно никто не ожидал. Отметился на ниве словесной борьбы с «российской военщиной» ещё один украинский политдеятель — Антон Геращенко. Советник Авакова высказался за публикацию данных российских пилотов, действующих на территории Сирии, дабы у ИГИЛ было больше шансов разобраться с ними по законам шариата. Не уверен, что это понравится представителям международной коалиции, но очевидно, что следующим шагом Геращенко должна стать поездка в столицу «Исламского государства» с целью поддержки воюющих против Асада и России. У него вообще велики шансы стать лучшим другом для ИГИЛ. По крайней мере, до тех пор, пока все нефтеносные промыслы террористической организации не будут уничтожены Военно-космическими силами России. После этого украинский политик из друга превратится в заложника, за которого можно будет потребовать солидный выкуп или казнить по всё тем же законам «Исламского государства». Чтобы было что разместить в официальном «твиттере» этой террористической организации.

 

Что касается Сирии, то Россией здесь движет не столько романтическое «своих не бросаем», сколько необходимость обеспечения безопасности собственных границ. В Волгограде до сих пор хорошо помнят предновогодние теракты в 2013 году, ответственность за которые взяла на себя иракская группировка «Ансар аль-cунна», позже «растворившаяся» в отрядах ИГИЛ. Что же будет, если режим Асада падёт, а «Исламское государство» шагнёт в Афганистан? Как скоро окажутся террористы на границах с Россией или в самой России? В то же время непонятна в этом вопросе позиция Украины. С одной стороны, украинское правительство называет лидеров Новороссии террористами и ведёт против них уже год не военную операцию, а антитеррористическую. С другой стороны, эти же люди осуждают Россию за операцию против террористов в Сирии. Подобную непоследовательность можно расценить лишь как попытку сохранить себя в мировом медийном пространстве и попробовать таким образом выторговать себе ещё хоть кусочек финансовой помощи у США и Евросоюза.

 

Но, увы, контуры противостояния века окончательно сместились на Ближний Восток, в фокусе СМИ всего мира закрепились Сирия и ее народ. И не помогут Украине ни Геращенко, ни Климкин — с проблемами в своей стране теперь придётся разбираться самостоятельно.

 

Олег Царев

 

 

 

Метки по теме: