Моей маме позвонили и сказали, что меня могут убить 11-го апреля.

 

 

Звонили из Одессы православные. Звонили настойчиво и не один раз. Просили, чтобы в этот день я поберегся.

 

Десятого вечером я обязательно хотел попасть на эфир программы Свобода Слова.

 

Я никогда не верил в предсказания. Но, чтобы успокоить маму, спланировал сразу после эфира, рано утром одиннадцатого, улететь в Москву из Украины.

 

В Украине власть начинала войну. До этого я посетил государственный регионы, не принявшие переворот — все восставшие и бунтующие города. Установил контакт со всеми руководителями протестных движений.

 

Это была непростая работа, но были выработаны единые три требования, при удовлетворении которых были бы освобождены все захваченные здания и сдано захваченное оружие.

 

Эти требования — русский как второй государственный язык, федерализация, амнистия для политзаключенных.

 

Я представлял в какой ужас втягивает страну украинская власть, начиная АТО. Я неоднократно обращался к ней с предложением выступить в качестве посредника при переговорах с восставшим Донбассом. Я хотел, попав на одно из самых рейтинговых шоу, использовать эту возможность, чтобы обратиться непосредственно к людям с призывом остановить войну.

 

Я понимал, что шансов у меня мало. Я понимал, что это очень опасно.

 

Я посещал раненых Беркутовцев в больнице и семьи милиционеров, погибших при противостоянии с майданом. Я видел раненых и изувеченных на Майдане. Я знал, что я, пожалуй, самый ненавидимый майданом политик.

 

Поэтому я понимал, чем мой визит в Киев и это обращение могло для меня кончиться. Но если бы я тогда не попытался, то никогда бы себе этого не простил потом.

 

Когда я приехал на студию, то понял, что угодил в спланированную ловушку. Мою машину с охраной сразу же заблокировали на улице. Здание окружили. Когда я выступал, было ясно, что по окончанию эфира меня ждет расправа, но всё равно, стараясь, чтобы не было заметно как я нервничаю, повторял, обращаясь к людям «остановите власть, не дайте им начать войну».

 

Пока пересматривал эту запись моего выступления, подошла моя мама, начала смотреть, расплакалась и ушла.

 


 

Олег Царев

 

 

 

Метки по теме: