История с крымской блокадой — долгоиграющая. Чуть подутихла донбасская бойня, и вот — официальный Киев обратил пылающий взор в сторону отделившегося полуострова.

 

 

Так, собственно, и будет в ближайшее время: Донбасс — Крым, Крым — Донбасс — зоны давления станут чередоваться.

 

Оттого столь важно сделать правильные выводы. И научиться жить. С этим безумием.

 

А то, что крымская блокада — безумие, несомненно. В ней нет и не может быть здравого смысла.

 

Чего хотят добиться те, кто её устроил? Возвращения Крыма, как заявил президент Порошенко? Смешно. Это как не платить бывшей жене алименты, надеясь, что она опять воспылает любовью.

 

Право, странная надежда; особенно, если не факт, что была любовь.

 

Или всё же так, что логичнее, хотят запугать, задавить крымчан?

 

Да, тут есть резон, безусловно. Проблемы на полуострове будут. Их не может не быть, если он оказался изолированным, отрезанным со всех сторон. Повсюду — море, и только на одной тоненькой соединительной линии — «правосеки».

 

А где-то в розово-ванильных, как сладкая вата на приморской набережной, мечтах — мост из России в Крым, который когда-нибудь да построят. Пока же взметнутся цены, заропчут люди, устанут от испытаний — всё это будет, и ругань, и гнев.

 

Но есть весомый, просчёт у тех, кто инициировал блокадное действо. Крымчане — большая часть — шли не за материальным раем, но за чем-то большим, за сакральным образом, за живым идеалом, за Русской мечтой.

 

Вот в чём фокус — и это путь в неизбежность, путь в справедливость. Людям в Киеве — тем, кто у власти — важно это понять.

 

Впрочем, и их понять можно. Кусок земли с двумя миллионами человек вдруг взял и сбежал.

 

Его забрали. Блокировали и забрали. Как тут не возмутиться? Ведь у каждого своя правда. Так говорят.

 

Хотя на деле: правда одна — высшая. И то, как справится Крым с блокадой, насколько он будет убедительно стоек, даст ответ, на чьей же всё-таки она стороне.

 

Тем важнее, что станут делать крымские власти, удачно ли они скоррелируются с материком, с теми, кто там, в кабинетах и галстуках.

 

А проблемы с этим уже есть, и оттого край необходимо — быть максимально искренним.

 

Говорить с крымчанами, как на духу, а не как с электоратом, который можно забросать популистскими лозунгами. Тем более что популизм этот третьей, а то и «-надцатой» свежести.

 

Пока же власть Крыма всё больше вещает о том, какие плохие люди засели на Украине. Но это ведь многие на полуострове и так знали, правда? Иначе разве бы отделялись?

 

Подобные разговоры, конечно — манящая сладость: удобно оправдываться, удобно переключать внимание, но беда в том, что за ними — нет конструктивной основы.

 

Нет конкретных действий, программ, благодаря которым будут преодолеваться последствия блокады.

 

Страшно сказать, крымская власть в принципе отрицает, что таковые последствия будут. Значит, тем большие сложности испытают крымчане. И только робкие голоса: что-то надо делать.

 

Пора! Уже завтра, а лучше сейчас! И, конечно, это вопрос: почему только ныне, после объявления блокады, они спохватились? Где были раньше, как готовились, чем занимались?

 

Или думали, что Украина так и будет держать границу открытой, и никаких пакостей?

 

Странная логика, как для отделившихся.

 

Впрочем, вся эта история — странная. Вывернутая наизнанку. Так действует дьявол, передразнивая, обезьянничая перед Богом. Всё наоборот — лишь бы разрушить, извратить, подгадить.

 

Конечно, в крымской блокаде хватает и рациональных, практичных зёрен. Основа их, сентенция — передел сфер влияния. Ничего личного — только бизнес, как говорят новые украинские друзья. Одни теряют, другие приобретают. Отжим, зажим — довольны не все, но что поделать?

 

И неважно, что будет с предпринимателями Херсонской, Николаевской и других областей, для которых Крым всегда был отличным рынком сбыта (да и на полуострове радовались качественным, недорогим, вкусным украинским продуктам). Возможно, теперь их ждёт Европа. Свежо предание…

 

Вся эта блокадная ситуация — в своей метафизике — развивается гнило, обрастая всё новыми и новыми смысловыми кругами. Ложными смысловыми кругами. Кругами ада. Неслучайно — блокАда.

 

Ад ведь — всегда ложь. И всегда непонимание.

 

Потому что, когда, например, говорят о Меджлисе, выступающем в блокаде от лица крымско-татарского народа — это неправда. Лишь часть его — возможно, меньшую — этот, скажем так, орган представляет. И блокирует он своих же братьев. По крови, но, видимо, не по духу. Так Крыму лучше не сделаешь, так Крым не вернёшь. Да и не те эти люди, чтобы думать об интересах своего региона, своего народа.

 

Или ещё момент. Трагикомичный. «Правый сектор» — «он с именем этим ложится, он с именем этим встаёт» — атаковал линии электропередач на крымской границе. Выплеснул ярость, решил отрубить электричество, а дальше — газ, воду. Страшно сказать, что будет, если отрубят всю Украину.

 

Можно поупражняться в ненависти, злобе, агрессии, но значение имеет другое.

 

Пора, наконец, признать: есть вещи, которые, получив изначальный импульс, вскоре выходят из-под контроля, и результатом тому — хаос.

 

С крымской блокадой всё будет именно так, уже так — развитие по лекалам непредсказуемости.

 

Она ударит и по Крыму, и по Украине. Обернётся бедой для всех сопричастных, для всех, кто окажется в зоне досягаемости. Зло, безумие всегда разрастается.

 

Крымская блокада — ещё один клин, вбиваемый в саму первозданность вещей, в единство народов. На радость общим врагам.

 

Да, российско-украинского братства в ближайшие десятилетия не предвидится, но вот посотрудничать, определённо, можно. Нужно даже.

 

И Крыму, и Украине.

 

Пока же мысли шкварчат, чубы трещат, фуры зависли, и бессмысленное занятие с вполне осмысленной наживой продолжается. На радость дуракам, мерзавцам и бесноватым.

 

Платон Беседин

 

 

 

Метки по теме: