Всё, всё – выдохнули! Наши самолеты уже в Сирии, они уже скидывают бомбы на боевиков разной степени «умеренности», уже можно даже первые итоги подвести. Но, при всей важности того, сколько и как качественно мы бомбим супостата, давайте попробуем сделать акцент на других вопросах. Пусть даже их важность и не так очевидна…

 

Чей забор мы красим в Сирии?

 

Вероятно, наиболее сложный и важный вопрос, на который нам стоило бы ответить, вынесен в заголовок данной статьи. Если кто не понял отсыла, вспоминаем классику – сэра Томаса Сойера, которого заставили красить забор в воскресный день, и который сумел не только упростить себе задачу, но и извлечь из этого некоторую выгоду. Да-да, именно – не всякому мальчику доверят красить забор, выходящий на улицу. И я не могу доверить это тебе, мой друг. Ну, разве что если ты дашь мне доесть своё яблоко…

 

Итак, есть ли вероятность, что мы красим там чужой забор, расплачиваясь за это собственными яблоками? Что ж, давайте пробуем ответить на этот вопрос, попутно затронув и другие…

 

Откровенно говоря, у меня нет очень уж больших опасений относительно нашего участия в сирийском конфликте. Заявленный формат достаточно чётко гарантирует нам минимальные затраты при максимальном, вероятно, эффекте. Более того – критики Кремля забывают, что наши части и без того были расположены в Сирии. И, в случае падения законной власти в Дамаске, нам наверняка пришлось бы принять какое-то участие в боевых действиях, ну хотя бы в формате обеспечения эвакуации наших подразделений из Тартуса. Правда, происходило бы это на условиях, которые нам диктуют боевики, и вряд ли подобная операция стала бы для нас бескровной.

 

То есть, так или иначе, мы должны были «показать зубы» в Сирии, либо в очередной раз утереться и позорно уйти, утирая кровь с разбитого лица. И то, что мы показываем зубы осознанно, более-менее подготовившись и тогда, когда исход противостояния боевиков и правительственных сил отнюдь не ясен, можно только приветствовать. Так что этот вопрос, мне кажется, должен быть закрыт для всех, кто не считает, что наша национальная безопасность замкнута в границах Садового кольца.

 

А вот опасения, высказанные выше, довольно актуальны. И более того: скорее всего, и сам Кремль не знает, что в позиции Запада является естественным смирением перед внезапно проснувшейся русской мощью, а что – частью сложной многоходовой игры, в которой Лондон и Вашингтон, надо признаться, большие мастера.

 

Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, давайте, для начала, вспомним события, которые предшествовали началу ударов наших ВКС по боевикам ИГИЛ и других группировок.

 

Надеюсь, все ещё помнят запрет Болгарии на пролет наших военных транспортов через свою территорию? То есть, ещё совсем недавно одна из стран, членов блока НАТО, выполняя, что очевидно, указания своих американских хозяев, пыталась пресечь наши военные поставки в Сирию. Аналогичное давление, кстати, оказывалось и на Грецию. А это тоже член НАТО.

 

То есть, очень похоже, что буквально за две-три недели НАТО ещё само не знало, что оно «заманивает Россию в сирийский капкан», как об этом сейчас часто пишут. И всячески старалось не допустить нашей активизации в Сирии в качестве полноценной стороны конфликта.

 

Кроме того, я с большим сомнением отношусь и к вероятности какой-то сделки, которая могла бы, по мнению некоторых комментаторов, стать основой для нашей активности. То есть, не совсем так – я готов поверить в сделку. Я только не совсем понимаю, что можно посулить Москве, чтобы она согласилась, но вышла в итоговый минус.

 

То есть, сделка вида «вы уступите нам на Украине, а мы вам разрешим ИГИЛ побомбить» выглядит как-то очень уж натянуто. Я понимаю, что критики Кремля считают всех вокруг, мягко говоря, людьми не очень умными. Но здравый смысл подсказывает, что Москва сейчас играет очень осторожно, очень умно и прагматично, и вероятность того, что она схватит подобную наживку, близка нулю.

 

Кремлю, безусловно, выгодно переключить внимание с Украины на любой другой объект. Сирия, где идеологические позиции Запада очень и очень сомнительны, выбрана почти идеально. А уж если принять во внимание европейский кризис с мигрантами, то и время подобрано великолепно – собственно, и Европа сейчас была бы рада чуть-чуть отвлечь электорат от сотен тысяч новых «европейцев» и проблем, которые они несут.

 

Если присмотреться, то можно увидеть, что и позиции Вашингтона сейчас очень сомнительны. И дело не в том, что Белый дом вдруг возлюбил Башара Асада. Суть в том, что достаточно квалифицированные аналитики американских спецслужб прекрасно понимают, что на данный момент альтернативой Асаду может быть только ИГИЛ, без вариантов. То есть, если вдруг случится военное поражение официального Дамаска, все «умеренные» формирования, с которыми так носится сейчас «прогрессивная» западная пресса, немедленно присягнут ИГИЛ, а конфликт перекинется на Ливан и, вероятно, Иорданию. А нынешнюю администрацию ждёт расследование Конгресса, на котором придётся объяснять, как же сотни миллионов долларов превратились в 60 подготовленных повстанцев.

 

Не стоит сбрасывать со счетов и Израиль. Его молчание в данный момент можно считать даже более красноречивым, чем если бы из Тель-Авива понеслись громогласные заявления о безоговорочной поддержке действий Москвы.

 

Израиль – государство маленькое. Но, будем объективны – его голос в мировой политике и звучит достаточно громко, и некоторый вес имеет. И мы должны понимать очень чётко – если бы Израилю действия Москвы не нравились, он не постеснялся бы это высказать.

 

Но очевидно, что и в Тель-Авиве понимают безальтернативность упомянутой выше альтернативы – либо Асад, либо ИГИЛ. И при том, что у евреев нет особых оснований любить Асада, очевидно и другое – жить рядом с государством, управляемым неуправляемыми религиозными фанатиками, они хотят ещё меньше, чем поддерживать официальный Дамаск.

 

И поэтому Израиль молчит. Вероятно, он мог бы даже что-то сказать в поддержку наших действий, но это уже контрпродуктивно – вряд ли нам самим бы хотелось, чтобы нашу армию начали воспринимать в регионе, как защитницу израильских интересов. Очень уж это сомнительное приобретение при тех взаимоотношениях евреев и арабов, которые сложились на данный момент.

 

То есть, объективно, в сирийском вопросе сейчас совпали, хотя бы отчасти, интересы основных мировых игроков. Но понятно, что никто, кроме нас, не хочет увидеть в итоге конечную победу России. Очевидно и то, что, как только ИГИЛ будет значительно ослаблено, нам начнут совать палки в колеса. И к этому нужно быть готовыми.

 

Но сейчас мы можем использовать ситуацию в своих целях и постараться добиться решения первоочередных задач, стоящих перед нами.

 

Первая задача – устранение угрозы военного поражения Дамаска. Для этого, в общем, достаточно тех сил, что есть сейчас в регионе у нас и у Асада. Конечно, многое будет зависеть от эффективности действий наземных подразделений, но очевидно, что мы сделаем всё, что в наших силах, для повышения этой эффективности.

 

Вторая задача – установление контроля в регионах, граничащих с Ливаном и Турцией. Фактически, это будет означать полную утрату инициативы западными «миротворцами» — по странному стечению обстоятельств, наибольших успехов проамериканские террористы добились именно в тех регионах, которые примыкают к границам Ливана, откуда идет, почти безостановочно, их снабжение материальными, людскими и финансовыми средствами.

 

Отчасти решение второй задачи возможно через переговоры, перекупку и вовлечение этих подразделений в совместные действия. Сначала – против ИГИЛ. А дальше уже, разумеется, по ситуации…

 

Ну и третья задача, самая неочевидная, самая сложная и, тем не менее, самая для Москвы актуальная – выдавливание ИГИЛ из Сирии. Дело в том, что направлений для отхода у ИГИЛ не так уж и много. Помимо Ирака, где тоже будут доставать наши бомбы, это Турция, Иордания и Саудовская Аравия. Конечно, Иорданию жалко. Конечно, турки могут сами о себе побеспокоиться…

 

А вот что касается Саудовской Аравии, тут уже прослеживается тонкая, сложная и очень пока слабенькая стратегия на уничтожение одного из главных наших врагов. Который, как мы знаем, и в Афганистане нам гадости делал, и цены на нефть периодически обрушивает, и чеченских боевиков финансировал в обеих чеченских кампаниях, и сейчас является одним из главных спонсоров войны в Сирии.

 

В данный момент самая богатая монархия Персидского залива тихонечко подгорает снизу, на йеменском огоньке. Пустив к себе боевиков ИГИЛ, она волей-неволей затлеет и сверху. Ну а дальше, как говорил наш Главком, мы должны бить терроризм подальше от наших границ. А лучше всего, добавлю от себя, в самом его логове.

 

В столице Саудовской Аравии, в Эр-Рияде…

 

И можно, конечно, спорить о том, как далеко мы продвинемся в достижении своих целей. Но за саму возможность поговорить с Саудовской Аравией на том языке, который она только и понимает, не грех и заплатить…

 

Виктор Кузовков

 

 

 

Метки по теме: