Сегодня единственной сколько-нибудь эффективной стратегией противодействия России на Ближнем Востоке — не военной, конечно, стратегией, а идеологической и медийной — может быть только выставление разбомбленных русской авиацией объектов на территории Сирии как принадлежащих не ИГИЛ, не «Джабхат ан-Нусра» и не какой-либо другой террористической группировке, а так называемой «умеренной антиасадовской оппозиции»…

 

ИГИЛ

 

В последнее время к такой оппозиции иногда применяют также эпитет «секулярная».

 

Британская и американская пресса осуществила такой информационный вброс сразу после первого боевого вылета русских «Сушек». Саудовская Аравия (то еще секулярное государство!) пролоббировала призыв нескольких стран прекратить российские авиаудары, поскольку они «бьют не туда».

 

Надо сказать, что серьезная западная пресса отнеслась к такому призыву с изрядной долей скепсиса. Дело в том, что уже год назад как минимум и Foreign Policy, и Fox News, и CNN, и NBC, и много кто еще отметили, что та самая «умеренная оппозиция» вкупе со «свободной сирийской армией» если не исчезла вовсе, то стала неразличима на фоне тотальной гражданской войны всех против всех на территориях, не подконтрольных официальному Дамаску.

 

Ну а последние слушания в Конгрессе США стали окончательным приговором для «хороших парней», воюющих против Асада. Многомиллионная программа Пентагона, направленная на вооружение и обучение 30 тыс. бойцов «умеренной оппозиции», провалилась полностью. Многозвездный американский генерал был вынужден признать, что «секулярные» и «анти-ИГИЛовские» бойцы на третий день перешли под черное знамя исламского государства — с транспортом, вооружением и боеприпасами.

 

Теперь говорят о некой отдельной программе ЦРУ о подготовке «умеренных»… О программе секретной, никому не известной… Программе, которая, вообще говоря, противоречит конституции Соединенных Штатов. Солидные мировые СМИ не стали подставляться и выдали в эфир только ссылки на высказывания «источников» без каких бы то ни было оценочных комментариев.

 

За день до начала российской операции в Сирии в издании Foreign Policy появилась редакционная статья «Оставьте это Владимиру». А госсекретарь Джон Керри заговорил о координации, согласовании и возможном взаимодействии.

 

Максимум, на что решился официальный Вашингтон, так это на выражение обеспокоенности и «неполного понимания целей военного присутствия русских в Средиземном море и на Ближнем Востоке». Максимум, на что решилась вменяемая «ястребиная» оппозиция действующей администрации Белого дома, — критика нерешительности Обамы, позволившая русским перехватить инициативу.

 

Однако отечественная либеральная пресса не знает ограничений, которые действуют в отношении американских конгрессменов и солидных СМИ.

 

Не стану называть конкретные российские издания, но я был изрядно удивлен, когда после чтения Reuters, CNN, Fox, The New York Times, The Washington Post и т.д. перешел к чтению доморощенных либералов. Главное обвинение, брошенное Кремлю и армии, формулировалось примерно так: «Все, кто против Асада, объявлены по определению ИГИЛ».

 

Ранее осуществлялись вбросы относительно уже якобы понесенных нашей авиацией потерь, гибели гражданского населения и «неизбирательного характера» ударов.

 

Но такая критика быстро была купирована самими же ее заказчиками по той простой причине, что потери (не приведи Бог!) несут все воюющие армии и военно-воздушные силы, а гражданское население (увы и ах!) иной раз попадает под удары самых демократических бомб и крылатых ракет.

 

А, стало быть, критикам нужно было указать на «коварные цели путинской военщины». И для этого снова достать с пыльных архивных полок папку с названием «секулярная, умеренная антиасадовская оппозиция».

 

Эта папка на сегодняшний день уже не американская и не европейская, и критикам российской ближневосточной инициативы, которых в социальных сетях уже окрестили «Je suis ИГИЛ», надо бы понимать, чью повестку они отрабатывают.

 

Когда либералы защищают гей-парады, французские карикатуры и действия заморского президента, они могут хотя бы успокоить себя мыслью, что работают на нечто соответствующее западному образу мысли и западной модели мироустройства.

 

Но в борьбе за «умеренную сирийскую оппозицию» они явно начинают играть на те силы, которые должны бы ненавидеть, — на шейхов Саудовской Аравии и другие королевства Залива, на тех, кто не приемлет никакой демократии, кто правит эмиратами, где женщин забивают камнями за измену, а христиан распинают за чтение Святого Писания. Асад и аятоллы, быть может, и не самые приятные люди, но ни в Сирии, ни в Иране такого рода «либеральных наказаний» не практикуют уже лет как сорок. Там, кстати сказать, женщины работают врачами, инженерами и членами парламентов, избранных на всеобщих выборах.

 

Отца и сына Асадов можно, конечно, осудить за то, что выборы были не слишком, как принято говорить, прозрачные, однако в этом совершенно точно нельзя обвинить Иран. И определенно ситуация в бывшей (еще стабильной) Сирии и нынешнем Иране не идет ни в какое сравнение с происходящим в Саудовской Аравии.

 

Культурно мне Барак Обама не близок. Но что он сумел сделать за два срока своего президентства, так это несколько «отодвинуть» саудитов от властной элиты США. Вот почему солидные западные СМИ цитируют «озабоченности» проплативших повестку союзников, но не спешат с этими союзниками солидаризироваться. А сам Обама критикует русские ВВС лишь потому, что ему так положено по должности.

 

Саудовское лобби крайне сильно в США. И в предвыборном фонде Хиллари, и в «супер-пэке» Джеба Буша, и даже в балансе фандрайзинга молодого Марко Рубио, попавшего под влияние неоконов, много денег из аравийского королевства. И мой прогноз состоит в том, что на финальной прямой президентской гонки-2016 им это выйдет боком.

 

И как бы ни заботились наши американские коллеги по цеху об источниках финансирования, им надоело извиваться, доказывая правоту абсолютно анахроничных королевств Залива.

 

То же самое можно сказать и о кандидатах в президенты США. Да, им вряд ли хочется со слезами на глазах броситься в объятия Владимира Путина… Понимаю. Но более всего им не хочется зависеть от варварских режимов Аравийского полуострова.

 

А ведь именно эти режимы стоят за мифом о бомбежках «умеренной сирийской оппозиции».

 

Неужели так сладок стал вкус халвы здесь, в Москве?

 

Дмитрий Дробницкий

 

 

 

Метки по теме: