Действия российской авиации в Сирии иначе как успешными назвать нельзя. Боевики ИГ вынуждены отходить с занятых позиций, либеральные СМИ обвиняют силы Минобороны в неприцельных бомбардировках, США начинают примазываться к действиям наших военных. Значит, все делаем правильно.

 

 

Но вести боевые действия — это не только высокоточными бетонобойными бомбами вскрывать бункеры с засевшими там главарями террористов. Любая военная операция предполагает предварительное составление плана действий. А хороший план обязательно учитывает географию региона, которому выпало стать ареной боевых действий. В данном случае — Сирии.

 

Пренебрежение географическими особенностями района боевых действий могут дорого обойтись. Десятки тысяч французских «шаромыжников», замерзших по пути домой, могут подтвердить. Да и немцы встречу с генералом Морозом запомнили на всю оставшуюся.

 

Есть свои особенности и на Ближнем Востоке. Мимолетного взгляда на карту Сирии достаточно, чтобы уже сделать кое-какие выводы о необходимых приготовлениях. Даже самый малограмотный заряжающий американского танка «Абрамс» смекнет, что если вся страна на карте закрашена желтым, значит надо взять с собой панаму, ящик кока-колы и неплохо бы покрасить танк в песочный цвет. Ну а в генштабе сидят люди поумнее, которые и географию местности в расчет берут, и климат в районе театра боевых действий знают, и даже расположение природных ресурсов учитывают.

 

Судите сами. Форсировать строительство базы в Латакии, как показала практика, можно в любой момент. Но зачем же в любой, когда есть смысл дождаться окончания летней жары.

 

Армия России располагает техникой, способной работать в самых суровых погодных условиях.

 

Но это не значит, что стоит специально выбирать для операции наиболее экстремальное время года. Сейчас в Сирии, как и во всем северном полушарии, осень. Летняя жара спала, морской бриз приятно овевает побережье, где расположилась российская авиация. Каждый, кто пробовал сесть в нагретый солнцем автомобиль, понимает, насколько сейчас удобнее нашим пилотам.

 

За осенью придет зима. У нас это сугробы по пояс, а то и выше. В Сирии это сезон дождей. Но не все части страны поливает одинаково.

 

Прибрежная равнина, отделенная от восточной части страны двумя узкими горными хребтами, отличается вполне комфортным уровнем осадков. А дальше начинается пустыня. Именно туда сирийская армия при поддержке наших ВКС выдавливает террористов.

 

Боевики, судя по сообщениям информагентств, покидают Идлиб, Мааррет-эн-Нууман, Хаму, пригороды Хомса и движутся на юг в сторону Иордании. Из-под Алеппо и Ракки они уходят на восток в сторону Ирака. Но все эти населенные пункты расположены на границе пустыни.

 

Там, на юго-востоке от обжитых районов Сирии, сезон дождей практически не ощущается. А без источников питьевой воды воевать крайне сложно.

 

Жажда даст голоду сто очков вперед. Но и это не конец.

 

За зимой всегда приходит весна, а с весной в Сирию приходит Хамсин. Местные ветры — результат причудливого совпадения природных условий. Эти ветры действуют на ограниченной территории, но отличаются весьма суровым характером. Недаром военные так любят называть технику именами местных ветров.

 

За примерами далеко ходить не надо; французские универсальные десантные корабли названы в честь Мистраля — весеннего бича Прованса. Двухвинтовые американские вертолеты «Чинук» носят им ветра, который свирепствует на восточных склонах скалистых гор. А перспективный российский поезд с межконтинентальными ракетами на борту получил имя «Баргузин» в честь одноименного байкальского ветра.

 

И вот примерно тогда же, когда французы начнут поминать недобрым словом свой Мистраль, жители Ближнего Востока прячутся по домам и законопачивают все щели. Весной по аравийскому полуострову гуляет Хамсин. Этот сухой и жаркий ветер поднимает ввысь тонны песка. Становится трудно дышать, видимость снижается до минимума. Воевать в таких условиях практически нереально. А в пустыне нужно приложить серьезные усилия, чтобы попросту выжить.

 

И длится все это удовольствие с марта по май. Таким образом, у наших и сирийских военных есть примерно пять месяцев, за которые надо выдворить всех боевиков Исламского Государства в пустыню и надежно там запечатать.

 

Судя по последним событиям — справятся.

 

Министерство обороны действует исключительно грамотно, не только опираясь на возросшую техническую мощь ВКС, но и выгодно используя природные условия. И если генерал Мороз в этот раз останется дома, то полковник Хамсин будет играть на нашей стороне.

 

Илья Новицкий 

 

 

P.S. Прогноз погоды от телеканала Россия 24