Все мы обыватели и мыслим по-обывательски. Отсюда и заблуждения, и стереотипы. И их много. Особенно сейчас, когда, как говорил юморист Ян Арлазоров: «Не то чтобы подумать — задуматься некогда». Плюс СМИ — источник всех загадок и разгадок одновременно.

 

 

Вышло так, что, например, я и еще половина граждан Украины 21 февраля 2014 года проснулись «врагами народа». Кто-то это отчетливо ощутил и помчался отстаивать или захватывать очередной исполком, кто-то интенсивно начал упаковывать «тревожный чемодан» и искать способ покинуть предавшую его родину, а кто-то просто искал способ раствориться в толпе победивших обывателей. Как бы там ни было, а именно 21 февраля стало почти для каждого гражданина Украины чертой, разделившей его жизнь на «до» и «после». Причем для всех — и для победивших, и проигравших.

 

Я относился ко вторым, хотя, честно говоря, ни во что не собирался «играть», а просто продолжал работать и отслеживать события из Киева. Как и 39 миллионов остальных граждан.

 

И вот оно заблуждение номер один — о том, что «революция достоинства» свершилась от имени всего украинского народа. В Киеве находилось (заметьте, не на майдане, а в Киеве) около 200 тысяч граждан, приехавших в столицу, и расселившихся у своих родственников и знакомых. Тем, кому найти таковых не удалось, а это очень незначительное число, — предоставляли ночлежки в захваченных возле майдана административных зданиях и офисах.

 

На самом майдане в «небоевые» и «неакционные» дни крутилось около пяти тысяч ежедневно.

 

Люди просто сменяли друг друга. То, что число людей во время ежевоскресных «вече» было больше миллиона, — еще один украинский миф. Сам майдан Независимости в Киеве — площадь размером приблизительно два футбольных поля. На площадке футбольного поля поместится максимум 150 тысяч. И это если плотно «упаковать» стоящих: так, что между пройти ними будет невозможно. То, что транслировали украинские СМИ в течение двух майданных месяцев отчетливо демонстрировало, что расстояния между людьми и группами людей полтора-два метра. Это подтверждали и веб-камеры, постоянно работающие в районе майдана.

 

О чем это я? И в чем же суть заблуждения? Да очень просто: на каком основании бунт и истерика одного процента населения страны стали «чаянием всего украинского народа»? Этот вопрос задавался не раз. Ответа на него не последовало и вряд ли мы его когда-нибудь услышим.

 

22—23 февраля майдан, как положено «щирым» украинцам: сначала кричал, потом хоронил, потом пел, а под конец занялся законотворчеством. Опять же от имени «всего украинского народа»…

 

Честно говоря, я — человек с двумя высшими образованиями, вряд ли бы даже подумал о том, чтобы доверить решать за себя вопросы государственного устройства какому-то не совсем трезвому забулдыге из Галиции с дуршлагом на голове, и уж тем более сопляку-птушнику из Волочиска или Жмеринки тщательно скрывающему свое лицо под «балаклавой». Но решения принимались, и я видел, что все решения были выведены далеко за плоскость какой-либо законности. И миллионы моих сограждан видели это тоже. Какова должна была их и моя реакция?

 

Естественно многие, особенно на юго-востоке и в Крыму были возмущены. Тысячи людей вышли на улицы. Кто-то защищать то, что не успели захватить «друзи» с майдановских «поездов дружбы», а кто-то наоборот — отвоевывать уже ими захваченное. Это явление уже потом получило название «Русская весна», так что в данном случае заблуждаются уже россияне.

 

До появления «вежливых» в Крыму, люди в украинских городах выходили на улицы исключительно в знак протеста против беззакония происходящего в Киеве. Да, иногда в руках протестующих были флаги Российской федерации, но они обозначали не стремление входить в состав другого государства, а нерушимую связь русского и украинского народов, которую пытались разрушить фашиствующие молодчики на майдане. Кстати «триколоры» в те дни прекрасно сочетались с желто-синими флагами. И особых возражений со стороны протестующих наличие этого государственного символа не вызывало.

 

Но уже тогда представители самопровозглашенной власти в Киеве, которые на майдане стояли с флагами США, Евросоюза, Канады, Польши и Грузии, объявили нас сепаратистами.

 

Потом был «корсунский погром», о котором сейчас на Украине молчат, и как результат — возвращение Крыма в состав РФ. С одной стороны — радость части нас, а с другой… Озверевшая от такого сокрушительного поражения постмайданная власть включила репрессивный аппарат уже исключительно по отношению к тем, кто продолжил бороться на юго-востоке. Теперь не просто наличие флага — даже красная одежда вызывала неадекватную реакцию «патриотов-онижедетей» на улицах городов. Вспомните взорвавший интернет видеоролик где львовскому мальчишке обливают из баллончиков черной краской куртку «совьетського кольору». И ведь мальчишке-то еще повезло.

 

О провозглашении во время майдана независимости пограничного городка Рава-Русская, захвате гор- и облсоветов, воинских частей и складов, линчевании (люстрации) мэров и простых, недовольных происходящим граждан в западных и центральных областях, сейчас украинские власти и СМИ стараются молчать. Ну, уж если «приперли к стенке» неопровержимыми фактами, как в недавнем «Поединке» Соловьева украинского политолога, то снова включается нытье «о триколорах» и «сжигании национального флага». А как относится гражданам государства к государству предавшему этих граждан?

 

На этот вопрос кто-то сможет из «украинских патриотов» ответить? Ведь жители Донбасса, Одессы, Харькова и даже Крыма не собирались «отваливать в Россию» до 21 февраля 2014-го. Может и были отдельные граждане, но не сразу почти треть страны. Почему так получилось? Кто-то спросил жителей этих областей: «Вы хотите в Евросоюз?». Нет! До 2004-го года вопрос о европейском будущем вообще не поднимался, и Украина твердо стояла на позициях внеблокового, нейтрального государства. Да, этот нейтралитет был Украине невыгоден — старые, советские связи оборвались, а новые кроме России на равноправных условиях не особо стремились с ней заключать.

 

Кроме того — русскоязычная страна, а ведь 80 процентов населения думает на русском языке, с того же 2004-го непрерывно начала твердить о главенстве «титульной нации». На каком основании? Плюс раскол в РПЦ, плюс исторические басни «про героев УПА» и «кровавый совок» заполнившие все, что можно прочесть, прослушать и посмотреть. Кто-то из представителей украинских властей спросил у населения «А все ли с этими изменениями и новшествами согласны?». Нет! Тысячу раз нет! Наоборот — именно тогда в адрес несогласных пошли обидные прозвища «титушки» и «ватники». И пошли не на бытовом, майданном уровне, а на официальном. Их употребляли и украинские СМИ и даже народные депутаты. Что-то не припомню слетавшие из уст регионалов и коммунистов слов «вуйки» и «рагули».

 

Теперь обращусь в другую сторону. Дорогие россияне! Среди вас бытует устойчивое мнение, что Украина слилась и улеглась под майдан и Галичину. Что все население стремится в Евросоюз и НАТО. Это огромное заблуждение! Не слилась и не стремится! И сейчас я попробую вам это доказать.

 

Выше я задавал вопрос: почему не проводили опрос о европейском статусе Украины. Ведь регионалы и коммунисты настойчиво предлагали его провести, и даже хотели вывести этот вопрос в повестку заседаний Верховной рады. Что в ответ — блокирование трибуны «дэмократычной оппозицией», перерастающее в банальное хулиганство.

 

Почему? Ведь потом «патриотычно-дэмократычни сылы», кричали и на майдане и после майдана, что «европэйськый выбир — мрия (мечта) усього украинського народу». Если «мечтали» — просто сказали бы на референдуме «за» и все. И не было бы сейчас крови, и Крым бы никуда не делся. Что им помешало? Отвечу за них: несмотря на тотальную европропаганду минимум 60% населения, имеющего право голоса, в гробу этот Евросоюз видела! И «патриоты-дэмократы» это прекрасно понимали.

 

Кто рвался в Европу? Шахтеры Донбасса? Металлурги Запорожья и Кривбасса? Машиностроители Днепропетровска и Харькова? Судостроители Николаева и Херсона? Докеры Одессы? Нет! А ведь это те, на ком держалась вся экономика домайданной Украины.

 

Почему эти люди были против? Да потому что они успели увидеть последствия распада Союза, и несколько лет пребывания Украины в ВТО. Они знали во что превратились в Евросоюзе экономики Польши, Венгрии и Болгарии, а о «прибалтийском доме престарелых» даже говорить не приходится. И понимали, что вырваться из «экономической ямы» и действительно возрождать Украину можно только в дружбе с Россией и Евразийским союзом.

 

Горлопанили же за евроассоциацию естественно жители Галичины и нескольких областей Подолья и Полесья, где сельское хозяйство окончательно упало, а промышленность не могла прокормить даже районы, где находились якобы градообразующие предприятия, и конечно же — киевский офисный планктон, костяк которого составляла опять же западноукраинская лимита. И не пытайтесь, панове патриоты, снова рассказывать басни о «шахтерах, пьющих стекломой» и что «запад кормил восток».

 

Во-первых: любой школьник мало-мальски изучивший экономику и экономическую географию вам скажет, что основой экономической мощи является машиностроение (желательно потяжелей) и топливно-энергетический комплекс (желательно поближе).

 

Во-вторых: в отличие от запада, на востоке машиностроение удалось хотя бы частично сохранить. К этой разношерстной публике, горлопанившей за евроинтеграцию можно добавить базарных и сетевых торгашей (ой, извините — предпринимателей низшего и среднего звена) и обкачанных европропагандой школьников со студентами, которые в большинстве случаев правом голоса не обладали. И все!!! Вот потому и тянули «паны дэмократы» до последнего с референдумом — ждали пока «евроитегрированное поколение» подрастет. И только поэтому настойчиво скрывали от всего населения всю суть самой евроассоциации, активно и главное «демократично» затыкая рты регионалам и коммунистам в СМИ.

 

Впрочем, оставим евротему. Есть ли сейчас люди на территории Украины, которые против происшедших и происходящих в ней событий? Есть и их очень много. И это далеко не просто «недовольные действиями Порошенко» — это люди невоспринявшие сразу сам факт ксенофобского майдана и последующих за ним государственного переворота и прочих кровавых мерзостей. Но…

 

Вот тут остановимся поподробней. Сейчас украинские политологи, политики и историки пытаются доказать, что «революция достоинства» носила исключительно антиолигархический и евроинтеграционный характер. И только потом, после «оккупации Крыма» украинский народ «возмутился» и отношение его к России и россиянам кардинально изменилось. Ложь! Вернемся к хронологии событий. Отбросим 21 ноября, когда на майдане собрались 40-50-летние «онижедети» и начались первые стычки с силовиками.

 

Да, кстати «первая кровь» пролилась за несколько дней до 30-го ноября, когда были избиты несколько солдат-новобранцев внутренних войск. Русофобских реплик в открытую не звучало, не спорю, а вот уже 2 декабря, когда майдан принял совершенно другие очертания и формы, когда полетели первые «молотовы» и булыжники, когда «майбутний прэзыдент» прокатился в направлении силовиков на экскаваторе, а с трибуны заверещал вездесущий Тягныбок — вот тогда майдан раскрыл свое истинное лицо.

 

Все «свидоми украинские громадяны» помнят 6 декабря, когда, по их мнению, вместе с памятником Ленину в Киеве началось «руйнування радянського мынулого». Но почему-то забывают 4-е. В этот день было запланированное «Свободой» факельное шествие. И именно в этот день майдан стал окончательно русофобским. Почему-то обитателей «самого демократического майдана», многие из которых были русскоговорящими не возмутили бандеровские крики «Слава Украине — героям слава», русофобские «москалей на ножи» и «москаляку на гиляку», и наконец трендовый «Хто не скаче — той москаль».

 

К чему были эти реплики? Ведь Россия в это время мирно готовилась к сочинской олимпиаде, и cовершенно не вмешивалась в события на Украине. В отличие от ее «западных партнеров». Со второй декады декабря вплоть до конца февраля представители политической элиты Евросоюза и США не уходили с майдана — а это вопиющее нарушение всех международных норм. «Печенюшки Нуланд» стали символом вмешательства иностранного государства во внутренние дела Украины. Впрочем, «скачущая публика» на эти «мелочи» внимания не обращала.

 

Мы обращали. И были против!

 

И почему-то рассказывая о «славных событиях февраля 2014-го», украинские СМИ не хотят показывать первое заседание самопровозглашенного правительства, где во главе стола, под президентским штандартом сидит… посол США. Вы скажете: «Ну и что? Было свободное место — вот и уселся, какие проблемы?». Спрашивается, а что он вообще делал на заседании правительства? И кто выходит из нас сепаратист? Те, кто привели на заседание правительства посла США, или те, кто изначально был против этого всего?

 

Вспомним акции протеста в городах Юго-Востока в феврале и марте. Кто-нибудь заметил на них представителей политических элит России, Беларусии или Казахстана? Даже в Крыму первые представители госдумы и правительства России публично выступили на его территории уже после «исхода» полуострова.

 

Естественно ожидаю вопрос: почему сейчас протестовавших прошлогодней весной граждан практически не видно и не слышно? Со вздохом отвечаю…

 

Во-первых «Русская весна» началась одновременно с «информационной блокадой» — выключением российских новостных телеканалов. Акции на юго-востоке были лишены информационной поддержки — они организовывались и освещались, как правило кустарным методом — через стримы и сообщения в интернете.

 

Во-вторых, более подготовленные и опытные майданные провокаторы внедрялись в антифашистские организации, которые не имели ни конкретных планов, ни задач, ни служб безопасности, и сдавали руководителей новым властям, после чего они исчезали или просто физически уничтожались. Частично провокаторов активисты отыскали, но было уже поздно: «Русская весна» на местах провалилась уже на вторую неделю. Особенно жестоко проходила зачистка в Днепропетровске, Запорожье, Херсоне и Николаеве. Из мятежных областных центров и городов, помимо пылающего Донбасса, где гражданскому протесту удалось закрепится, оставались только Харьков и Одесса. Именно туда были брошены наиболее радикальные батальоны «юных патрыотив». Последствия вы знаете. Но что потом?

 

А потом, напуганные репрессиями и отсутствием какой-либо организации, бОльшая часть «адекватов» внешне прекратили свою борьбу. Но только внешне. Мы общаемся между собой в соцсетях, вы часто видите наши комментарии под статьями, но никаких действий мы не предпринимаем. Еще в прошлом году очень много ребят выехали в Донбасс и вступило в ополчение. Кто-то перебрался в Россию, скрываясь от мобилизации, а кто-то пополнил «диванное воинство» и считаются наиболее непримиримыми бойцами. Их ругают «свидомые», их еще больше ругают россияне.

 

Но что вы нам посоветуете делать? Попробуйте пожить немного в этой шкуре. Нет, мы не жалуемся, ни сколько. Мы очень хотим сбросить ярмо бандеро-американское ярмо, но мы даже не знаем сколько реально нас таких. Информационная война на территории Украины вчистую проиграна. Наши голоса заглушены потоком официального вранья, из-за чего мы теряем когда-то друзей и близких нам людей, с которыми общались годами и десятилетиями.

 

Нас не понимают. И таких непонимающих становится все больше. В то же время мы тоже не можем понять: на каком рубеже остановится освободительное движение? На западной границе Украины? На берегах Збруча или Днепра? Или вообще ограничится территорией бывших Донецкой и Луганской областей? И это не праздные вопросы якобы трусливых людей: многие семьи и друзья уехавших на Донбасс ребят оказались под ударом.

 

Мы не за себя боимся. У всех у нас родные и близкие — зомбированные или незомбированные, но родные и близкие. Организовать же протестное движение в условиях, где каждый третий может стать провокатором практически невозможно — это не оккупация внешним врагом — тут собрать сведения о каждом из нас может любой, даже наскоро подготовленный сопляк. А ненависть к нам со стороны малолетних «патриотив», пожалуй, побольше будет, чем к вам, находящимся за сотни и тысячи километров. Ведь мы несем в мир мнение граждан Украины очень сильно отличающееся от мнения официального Киева.

 

Мы стали для «патриотов» — «зрадныками» (предателями). Ну что ж переживем и это! Только маленькая фишка — мы никого и ничего не предавали.

 

Мы стремимся рассказать правду всем, всему миру о том, что реально происходит на этой территории. Мы хотим мира в своей стране, но в стране без «титульной нации» и не ползающей на коленях перед Европой и США! Мы хотим дружить с нашими братьями…

 

Да какими братьями — с такими же народами, как и мы живущими по соседству, а не с «толерантными» «западными партнерами»! Мы хотим молится в своих церквях, а не слушать униатов и раскольков-филаретовцев, которые уже и небо начали делить! Мы хотим продолжать чтить настоящих героев, а не навязанных нам фашистских прихвостней, и передавать эту священную память своим детям и внукам — за это защищали эту землю и проливали свою кровь наши деды и прадеды.

 

И наконец мы хотим просто жить, воспитывать детей, работать и строить свою страну — прекрасную, сильную и цветущую.

 

Без заблуждений и поисков истины в очевидном.

 

 

Андрей Фащев

 

 

 

 

Метки по теме: