Савченко признала, что давала указания артиллеристам на Донбассе.

 

TASS_12611804-pic905-895x505-20180

 

Украинская летчица Надежда Савченко, обвиняемая в пособничестве в убийстве двух журналистов телеканала «Россия» — Игоря Корнелюка и Андрея Волошина, — на заседании суда сделала неожиданное признание. Она подтвердила, что давала указания артиллерии по направлениям обстрелов, заявив при этом, что не считает эти действия корректировкой. Между тем, если вина Савченко будет доказана, ей грозит до 25 лет лишения свободы.

 

 

Сегодня в Донецком городском суде Ростовской области продолжился процесс по делу Надежды Савченко — украинской военнослужащей, которую обвиняют в пособничестве в убийстве российских граждан и незаконном пересечении границы. Как и на предыдущее заседание, большинство журналистов в зал не попали. Они следили за происходящим в соседнем зале, где была организована трансляция. В зале заседаний присутствовала только мать Савченко, которая пришла на процесс в футболке с портретом дочери, консул Украины в Ростове-на-Дону Александр Ковтун, а также операторы телеканалов.

 

 

В самом начале процесса адвокаты Савченко попросили провести допрос подсудимой на детекторе лжи, поскольку это «допустимая процессуальная процедура», но прокуратура инициативу не поддержала. Суд также отказался идти навстречу защитникам украинской военнослужащей. Так что летчица была опрошена без спецтехники. По ее словам, она не имела отношения к артиллерийскому обстрелу, повлекшему смерть журналистов.

 

«Я и близко не принимала участия в корректировке этого огня и в этом обстреле. Когда я шла по дороге, огонь велся с двух сторон артиллерийский. И метрах в двухстах от меня взорвался снаряд. До блокпоста «Металлист» я не дошла около 2,5 км, я видела только засаду. Мне вообще говорили, что журналисты попали под ошибочный обстрел своих же. Я вообще не наводила ни минометы, ни гаубицы», — сказала Савченко.

 

Однако при этом Савченко рассказала, что все-таки во время обстрела она звонила своей сестре и просила ее передать артиллеристам, чтобы те не стреляли по дорогам.

 

«Разве не корректировали вы в данном случае артиллерийский огонь?» — интересуется прокурор. «Я потому журналистам и сказала, что говорила правее-левее, можете считать меня наводчиком. Я, когда звонила, говорила только, чтобы не стреляли по дороге», — ответила военнослужащая.

 

Источник