Требование ухода от власти, с которым западные державы обращались к президенту Сирии Башару Асаду, оказалось не вполне единодушным.

 

Башар Асад

 

Теперь канцлер Германии Ангела Меркель и премьер Британии Дэвид Кэмерон значительно смягчили свою позицию и уже не объявляют Асада безусловно нерукопожатным и безусловно осужденным самой историей.

 

Такие колебания в первую очередь объясняются твердостью самого Асада. Гражданская война в Сирии идет пятый год, Асада уже неоднократно хоронили (по крайней мере, политически), а он все держится, и никто уже не утверждает, что крах его власти будет прямо завтра.

 

Немалую роль играет и твердость позиции России, существенно изменившейся с 2011 года, когда в Ливии тамошнего деспота соединенные силы исламистов и западных держав доставали при полном согласии РФ. Пресс-секретарь президента РФ Наталья Тимакова говорила от имени своего патрона в марте 2011 года: «Мы осуждали и осуждаем то, что творит Каддафи в отношении мирного населения. И на этот счет разночтений с Западом нет. Политика Каддафи противоречит всем мыслимым международным нормам, и именно поэтому мы поддержали режим санкций против Ливии и семьи полковника». Через полгода Каддафи был убит, а госсекретарь США Хиллари Клинтон встретила известие о его смерти восторженным «Вау!». Сейчас позиция РФ существенно иная, разночтения с Западом есть и довольно сильные, отчего и ликующего американского «Вау!» никто особенно не ждет.

 

Но судьба Асада пока что складывается не по худшему варианту, не как с Хусейном и Каддафи, еще и потому, что западные державы (друзья Сирии) плохо озаботились пропагандистской артподготовкой. Саддам был казнен в 2006 году, а низвержен в результате вторжения в 2003, но в образ врага рода человеческого он прочно вписался еще в 1991 году, после оккупации Ираком Кувейта, т. е. за целых двенадцать лет до того.

 

Двенадцать лет, то ослабевая, то вновь усиливаясь, шла кампания в мировой прессе, доносящая с аргументами и фактами (иногда правдивыми, а иногда не очень) до самой широкой публики ту мысль, что Саддам есть архизлодей, с избавлением от которого человечество вздохнет спокойно.

 

Правда, вздохнуло оно после крушения саддамовского режима не очень спокойно, но это уже было потом.

 

Еще более длительная подготовка была сделана в случае с Ливией. Благо, крайне эксцентрические манеры полковника Каддафи, блиставшего своей неуравновешенностью еще в давние времена общения с «братом Брежневым», как именовал генсека полковник, очень помогли в создании образа опасного сумасшедшего, устранение которого всем будет на руку. Опять же и воздушные теракты конца 80-х, следы от которых шли в Триполи. Бомбы в пассажирских лайнерах укрепляли образ безумца.

 

Наконец, сербского лидера Слободана Милошевича, свергнутого в 2000 году в результате «бульдозерной революции» и умершего в гаагской тюрьме шесть лет спустя, так и не дождавшись приговора суда, в прессе начали мочить по полной программе еще с 1991 года. То есть и его низвержение было воспринято прогрессивным человечеством как долгожданное.

 

Но ничего подобного с Башаром Асадом, занимающим пост президента Сирии с 2000 года, не было. Не то, чтобы западная пресса его восхваляла как великого демократа, которым он никогда не был, но и исчадием ада она его тоже не выставляла. Она его просто не замечала.

 

Политический стиль Асада-сына — это достаточно мягкий деспотизм. Деяния настоящего деспота — это к его отцу, Хафезу Асаду, а сын правил инерционно. Примерно как Брежнев правил на сталинской инерции — ну какой из Леонида Ильича был кровавый деспот?

 

Даже гражданская война не привела к настоящей демонизации Асада, поскольку уж больно хороша была противостоящая сторона. На фоне видеороликов ИГ с квалифицированными казнями пленных и заложников (в том числе и западных, в том числе и американцев) при всем желании трудно было изобразить офтальмолога Асада зверем из бездны.

 

В результате призывы к устранению Асада силами свободного мира даже и этим самым свободным миром воспринимались без особого энтузиазма, а в несвободном мире, в России, например, и вовсе вызывали презрительную реакцию: «Да они там совсем рехнулись, тоже мне, нашли врага рода человеческого».

 

Пропагандистский провал, ничего не поделаешь.

 

Максим Соколов

 

 

 

Метки по теме: