Попытка блокады Крыма — которая бьет, прежде всего, по украинским же поставщикам — это еще один пример того, что можно было бы назвать «парадоксом патриота». Вернее, мы имеем дело с рядом парадоксов.

 

Дума о блокаде Крыма

 

Первый парадокс — это несообразность таких действий собственной картине происходящего.

 

С одной стороны, существует официальная версия, утверждаемая частью украинских и западных СМИ — Крым подвергся оккупации, референдум был проведен под дулами автоматов и не отражает настроений населения, следовательно, жители Крыма есть жертвы оккупации. Они есть украинские граждане, подпавшие, не по своей вине, под пяту оккупанта. С другой — именно этим жертвам оккупации, населению в целом, предполагается ухудшить жизнь настолько, что они запросятся обратно в Украину.

 

Но если население действительно находится под железной пятой «вежливых людей», то портить ему жизнь бессмысленно — оно просто не может распоряжаться своей судьбой. Они, может, и хотят в Украину — только тиран их не пускает. Ухудшать жизнь своих граждан, подпавших под власть оккупанта, в надежде на то, что это как-то подвигнет граждан освободиться от его власти — довольно абсурдно.

 

Несколько осмысленней — хотя и негуманно — ухудшать жизнь мятежному или вражескому населению, чтобы принудить его к капитуляции. При этом лояльные элементы населения должны страдать вместе с нелояльными, поскольку разделить их невозможно. Но это требует отказа от картины «население подверглось оккупации». Это скорее соответствует картине «население отвергло нашу власть и отложилось к другому суверену; мы хотим ухудшить его жизнь, чтобы побудить его вернуться и покориться».

 

Но тут мы сталкиваемся с другим парадоксом — полной несообразностью таких действий любым реалистичным результатам.

 

В самом деле, каких результатов можно достигнуть, пытаясь ухудшить жизнь населения Крыма путем блокады поставок с территории Украины? Допустим, блокада приведет к существенному ухудшению жизни крымчан. Чего этим можно будет добиться?

 

Побудить жителей Крыма поднять восстание и изгнать власти РФ? Чтобы поднять такое восстание нужно иметь, во-первых, возможности, во-вторых, желание. Не говоря уже о технических трудностях такого подвига, что будет мотивировать крымчан его совершить? Как вообще можно побудить людей рисковать жизнью и свободой на вашей стороне, причиняя им неприятности? Люди — если они подвергнутся существенным лишениям — будут обвинять в этих лишениях Украину, а не Россию, а у России, напротив, искать избавления и помощи, так, что преданность крымчан России только возрастет.

 

В самом деле, представьте себе зеркальную ситуацию — Россия каким-то образом ввела блокаду Киева и существенно ухудшила жизнь киевлян. Вызовет ли это среди киевлян горячие симпатии к России — до того горячие, чтобы восставать против своего правительства?

 

Но то, что население Крыма претерпит в результате блокады с украинской стороны серьезные бедствия — тоже не очевидно. Блокировать поставки из России невозможно, в пустоту, оставленную украинскими поставщиками, с радостью хлынут россияне, через какое-то время рынок насытится товарами и продуктами из России — и единственным результатом окажется разрыв экономических связей с Украиной и потеря украинскими поставщиками крымского рынка сбыта, а людьми, наказанными в результате, окажутся украинские фермеры и поставщики. На требования потерпеть ради Украины они совершенно резонно возразят (и уже возражают) — а какая польза Украине от всего этого?

 

С точки зрения самих крымчан это просто бессмысленная демонстрация враждебности — которая только может утвердить их во мнении, что нынешние власти Украины относятся к ним по-настоящему плохо.

 

В самом деле, с точки зрения политических, экономических или военных интересов Украины вся эта блокада — мероприятие вредное и бессмысленное.

 

Что же можно сказать о ее инициаторах? Что это люди абсолютно лишенные соображения? Скорее всего, нет. Люди, особенно, обладающие какой-то властью и влиянием, обычно, действуют в своих интересах. Другое дело, что эти интересы могут не иметь никакого отношения к интересам их сограждан или государства в целом.

 

Очень часто — в России, Украине и где угодно еще — надрывный, оглушительный патриотизм скрывает глубоко частные или групповые интересы. Все мы видели, как известные и пламенные борцы с московским империализмом уезжают в Москву, как только открывается возможность жить и работать там, а не менее пламенные борцы с Америкой хранят сбережения в американских же долларах.

 

Маскировка в цвета национального флага идеально подходит для обделывания своих делишек — и любого, кто обратит на это внимание, можно будет обвинить в недостатке патриотизма и работе на врага. Сказать согражданам «вы должны нести убытки и вообще страдать, чтобы мы могли получить немного больше власти и денег» — звучит не очень хорошо, сказать «вы должны страдать ради Родины» — звучит гораздо лучше. Хотя речь идет о том же самом.

 

Что могли бы делать люди доброй воли в нынешних обстоятельствах? Любой конфликт когда-нибудь кончается. Будем надеяться, что и нынешний — на пути к завершению. И разумные люди стремятся к тому, что когда дым рассеется (а рассеется он неизбежно) разрушения оказались как можно меньшими. Как можно меньше людей остались бы на тот момент убитыми или искалеченными. Как можно меньше богатств — утраченными. Как можно меньше фермерских хозяйств и предпринимателей вообще — разоренными. Как можно меньше налаженных экономических связей — разорванными.

 

Правильная сторона в этом конфликте — это сторона простых людей, которые просто хотят приносить пользу ближним и кормить свои семьи. А те, кому обязательно нужен дым войны, чтобы в нем обделывать свои делишки — это неправильная сторона.

 

Ее в любом случае не стоит занимать.

 

Сергей Худиев

 

 

 

Метки по теме: