Очень странный материал опубликовала The Washington Post о российском президенте за пару дней до его встречи с Бараком Обамой. Такое ощущение, что газета симпатизирует Владимиру Путину и настраивает американского лидера на позитивный диалог.

 

 

Газета договорилась до того, что присоединение Крыма к России сочла логичным: «Невозможно убежать от истории». В статье, конечно, нет прямого оправдания изменения границ Украины, но объяснение присутствует.

 

Автор, цитируя книги американских аналитиков, пытается понять, когда Запад вышел у Владимира Путина из доверия. И ему, по-моему, это удается. Хотя не со всеми трактовками событий я согласен, сам ровный тон публикации удивляет.

 

• По всей видимости, Путин полагал, что между ним и Бушем существует взаимопонимание, поэтому он почувствовал себя преданным, когда Буш отказался от Договора о противоракетной обороне и начал глобальную кампанию по силовому распространению демократии.

 

• Путин не был против соглашения, заключенного при поддержке Евросоюза, согласно которому президент Виктор Янукович обещал уйти со своего поста раньше срока. Янукович, который был союзником Путина, противился требованиям проевропейских протестующих, которые настаивали на его отставке. По словам тогдашнего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского, Путин позвонил Януковичу и уговорил его уйти. Но когда лидеры украинской оппозиции и их европейские сторонники не смогли выполнить условия этого соглашения, это привело не к досрочным выборам, а к хаосу, краху режима и к бегству Януковича в Россию. Путин почувствовал, что его обманули.

 

• Все тревожные тенденции имели место с самого начала, однако потребовались годы, чтобы недовольство и досада Путина прорвались наружу в феврале 2014 года. Путин не является ни бездушным механизмом КГБ, ни воплощением русских исторических традиций, ни невинной жертвой западных провокаций и высокомерия НАТО. Скорее всего, это человек со своими недостатками, который в критические моменты сделал свой собственный выбор и, таким образом, повлиял на ход истории.

 

Я бы добавил сюда пятидневную войну с Грузией, которую тоже спровоцировали американцы, разрушение государственных структур Ирака и Ливии, а также их упрямство в стремлении отстранить от власти Башара Асада. И, конечно, попытку стравить нас с Украиной, развязав братоубийственную войну. Все эти события последних нескольких лет не добавляют доверия Москвы к Вашингтону.

 

На таком фоне переговоры Владимира Путина и Барака Обамы обещают быть особенно интересными. Безусловно, прав коллега goodmaster: «Сам факт существования России как суверенного государства ставит под угрозу американскую монополию на решение международных проблем». Однако на завтрашней встрече Вашингтону изменить существующий порядок вещей не удастся — ни уговорить российского президента, ни тем более заставить отказаться от суверенитета американский лидер не сможет. Да и вряд ли он ставит перед собой столь глобальную задачу.

 

Белый дом и Кремль, как принято у серьезных игроков, уже обозначили тему, вокруг которой пойдет разговор. В Вашингтоне заявили, что намерены обратиться к российской стороне с призывом поддержать действия и присоединиться к международной коалиции по борьбе с ИГИЛ. «Теоретически это возможно — при включении в коалицию всех заинтересованных игроков, если она получит санкцию Совбеза ООН на применение силы и будет действовать под эгидой ООН с тем пониманием, что надо соблюдать международное право целиком и полностью, — сказал «Интерфаксу» глава департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Илья Рогачев. — С учетом всех этих условий, которые являются почему-то неприемлемыми для этой коалиции, возможно и наше более тесное сотрудничество с ними».

 

В этом смысле наши позиции сильнее: США, чтобы подсушить изрядно подмоченную на Ближнем Востоке репутацию, позарез нужно поставить Россию в общее стойло. То есть, признать главную роль Вашингтона в разрешении сирийского кризиса и, разумеется, сдать Башара Асада на растерзание Западу.

 

Невозможно представить, что может быть предложено взамен — оставить в покое Украину, ослабить санкции, признать Крым? Или, может быть, убрать ядерное оружие из Европы? Все это настолько мелко, что не стоит обсуждения. Хотя предложено наверняка будет.

 

Надо честно признать: у Америки сегодня нет козырей.

 

Если в Белом доме внимательно прочитали статью в The Washington Post, то поняли, что у Владимира Путина есть причины не идти на сделку. Нет сомнений, что ему удастся настоять на своем плане: сначала борьба с ИГИЛ, потом политическое переустройство Сирии. Под нашим присмотром, конечно, — больше сирийцы теперь никому не доверяют.

 

А координация между силами обеих коалиций, конечно, важна. Об этом и поговорят Барак Обама с Владимиром Путиным. Недолго. Все же это не президентский уровень — технические вопросы в состоянии решить и генералы.

 

С тем и разъедутся. Путин — довольный, Обама — нет.

 

Павел Шипилин