Атакующая Россия — новое явление в мировой геополитике, с которым придется считаться всем

 

Американское агентство «Блумберг», всегда осведомленное о кремлевских делах лучше даже самого Дмитрия Пескова, сообщило, что российское руководство находится на грани принятия решения о нанесении воздушных ударов по силам «Исламского халифата» на территории Серии.

 

Атакующая Россия - новое явление в мировой геополитике, с которым придется считаться всем

 

Вне зависимости от того, насколько это сообщение соответствует действительности, было бы нелишним оценить военно-политическую обстановку на Ближнем Востоке, существенно изменившуюся после прибытия туда достаточно мощного российского военного контингента.

 

Прежде всего, следует отметить, причем с полным удовлетворением, что основу этого контингента составляют отнюдь не мотострелковые части и даже не воздушно-десантные войска, присутствие которых означало бы прискорбную готовность России втянуться в бесперспективную и кровавую пехотную войну в сирийской пустыне.

 

Присутствие сухопутных сил РФ в Сирии к тому же не имеет практического смысла, поскольку  российские военные, при всем к ним уважении, вряд ли могут добавить что-либо существенное  к боевому опыту сирийской армии, которая уже практически четыре года  не  выходит из боя, знает своих врагов как облупленных и ориентируется на местности куда лучше, чем любой иностранец. К тому же у Башара Асада нет никаких проблем с живой силой, причем весьма мотивированной и единственное в чем действительно нуждаются сирийские солдаты, бойцы иранского КСИР и шиитской Хезболлы – так это в достаточном количестве современного оружия и хотя бы в эпизодическом отдыхе.

 

Поэтому Россия абсолютно права, сделав ставку, прежде всего, на группировку военно-воздушных сил, которая, при условии ее умелого применения, действительно может способствовать достижению перелома в ходе боевых действий. И при этом, с учетом минимальных при таком способе ведения войны, людских потерь, не вызвать рецидив разрушительного для российского общества «афганского синдрома».

 

Но именно «при условии успешного применения» этих сил. То есть  сейчас перед российским командованием стоит  непростая задача выбора оптимальной стратегии и тактики использования своих ударных возможностей.

 

Прежде всего, и это достаточно очевидно, должен быть учтен соответствующий американский опыт, который полезен, главным образом, тем, что является  отрицательным. Что позволяет сразу же отсекать заведомо тупиковые варианты. Американцы, если даже поверить в то, что они не играются в войну с ИГИЛ, а всерьез с ним воюют, избрали для своих действий самую бестолковую тактику. Они тупо бомбят пустыню или населенные пункты, в практически  тщетной надежде поразить там подвижные как ртуть отряды местных басмачей. Не удивительно, что после таких «ударов» ИГИЛ становится все мощнее, а его территория всё круглее.

 

Продолжать в том же духе русским совершенно ни к чему, если они не хотят играть с Халифатом в поддавки. Соответственно – должна быть избрана прямо противоположная тактика. Удары должны наноситься только наверняка и быть максимально результативными. А это практически невозможно обеспечить в условия нынешней вялотекущей позиционной войны, не требующей сосредоточения крупных масс войск, являющихся хорошими целями для воздушных ударов.

 

Поэтому действий российских ВВС должны быть тесно увязаны с крупномасштабными наступательными операциями сирийской армии, главная задача которой будет состоять в том, чтобы вынудить противника к серьезной ответной реакции. Такие операции становятся возможными уже хотя бы силу того, что прибытие русских союзников, должно серьезно воодушевить сирийцев или даже открыть у них «второе дыхание».

 

ИГИЛ. в такой ситуации, неизбежно придется выдвигать крупные  силы навстречу наступающим сирийским войскам, вытягивая их из пустынного распыла на редкие в этой местности дороги и, тем самым, подставляя их под мощные удары авиации. Остается надеяться, что российская техническая разведка в состоянии обеспечить отслеживание перемещения войск противника в режиме реального времени.

 

Именно в наличии мощных наземных сил состоит решающее отличие уже сколоченной русскими на Ближнем Востоке военной коалиции (в составе РФ, Сирии,  Ирана и, по большому счету — Ирака и Ливана) от фактически эфемерной военной силы США и их местных союзников, которые могут только бессмысленно швыряться бомбочками, а не земле воевать не могут, а главное – не хотят. То есть именно и только у Путина есть реальные шансы на победу над халифатской угрозой!

 

Остальное, в сущности, станет уже вопросом грамотных тактических действий авиации. Если русские пилоты сумеют сделать то, чего до сих пор не удавалось американцам – разгромить несколько крупных группировок басмачей на марше, то это наверняка приведет к резкому изменению всего хода войны. Халифатские воины еще практически не терпели серьезных поражений и будут не на шутку обескуражены, получив столь внушительный отпор. А возможно и вовсе не смогут оправиться от таких русских сюрпризов. Ведь одно дело «героически» воевать против слабовооруженной пехоты и «брать» города, из которых уже все сбежали. И совсем другое – безответно и в массовом порядке погибать под бомбами и ракетами русской авиации, которая, в отличие от американской, играть в войну не собирается.

 

И вот тут может начаться самое интересно. Вполне возможный перелом в боевых действиях, который легко может обернуться тем, что ИГИЛ начнет бурно «сдуваться», неизбежно прояснит всю ситуацию и даст ответ на главный вопрос – «Что это было?». Если ИГИЛ действительно не американский проект, а США воюют «по-честному», то тогда судьба этого бандформирования будет достаточно быстро решена. Если же США действительно стоят за проектом Халифата, то они будут вынуждены действовать, чтобы не допустить его полного краха.  Американцам  придется резко нарастить военную помощь этим «воинам Аллаха», поскольку  это всё сказки, что такое крупное военное формирование может существовать только за счет захвата трофеев. А возможно даже и бомбить наступающие сирийские войска.  В общем – момент истины может получиться знатный. Еще бы – оплот мировой демократии Америка выступила на стороне ИГИЛ, которую сама же называет главной террористической силой в мире.

 

Разумеется, до такого беззастенчивого стриптиза, хотя бы по причинах предстоящих в Америке выборов, дело не дойдет. И Вашингтону волей-неволей, придется задуматься о сворачивании своей «халифатской» аферы, если она действительно курируется США. А сомнений в этом остается все меньше. В всяком случае — у Президента России, который неоднократно высказывал недоумение по поводу того, каким это чудесным образом террористы, против которых якобы выступает весь мир, умудряются стабильно получать оружие, быть всегда при деньгах и даже успешно торговать нефтью, что выглядит вообще чистой фантастикой.

 

Разумеется, это будет крупнейшее геополитическое поражение Америки, которого она попытается не допустить. А поскольку военной силой сделать это будет достаточно затруднительно, ввиду перспективы полного «срыва масок», то американцам придется таки идти на переговоры с Россией и, соответственно  — на уступки Москве. Какими могут быть такие уступки – к гадалке ходить не надо. Америка должна отказаться от продолжения своей авантюры на Украине и согласиться на «естественное развитие событий» в этом регионе Восточной Европы. Думаю, что на почве понимания Вашингтоном неизбежности такого исхода, Путин с ними быстро договорится.

 

Возвращаясь с высот геополитики на сирийскую землю, добавим, что по своему  численному составу группировка ВВС РФ,  на данном ТВД,  уже вполне достаточна для решения ряда оперативно-тактических задач. Особенно с учетом возможности ее своевременного пополнения и применения в ходе авиаударов всей номенклатуры штатных вооружений, в том числе и максимально эффективных (исключая пока, разумеется, тактическое ядерное оружие). Можно ожидать, что на следующем этапе боевого развертывания – примерно через 2-3 месяца,  к делу может быть подключена и российская палубная авиация, которая сейчас интенсивно тренируется в Крыму.

 

Вообще, надо сказать, что рассматривая ситуацию не только в геополитическом, но и в сугубо военно-прикладном ключе, следует признать, что прямое российское военное участие в сирийском кризисе, не только полезно для вооруженных сил РФ, но и, в каком-то смысле  — необходимо. Потому что маневры — маневрами, а война — войной. Именно участие в боевых действиях, да еще в таких, где можно в реальных условиях проверить все новейшие  конструкторские разработки и боевые приемы, для армии такого государства, как Россия, необходимо как воздух.

 

Как это не больно ударит по некоторым миролюбивым ушам, должен констатировать неоспоримый факт – армия, время от времени, должна воевать, иначе она рискует превратиться в банальную квартирную очередь. И вообще с древних времен известно – хочешь мира готовься к войне.

 

В практическом плане это означает целесообразность оснащения российских ударных сил в Сирии разного рода огнедышащими новинками, с тем, чтобы проверить их боевую эффективность, а заодно и минимизировать потери сухопутных союзников. Наиболее желательным в этом смысле представляется прибытие к месту событий бригады ОТР «Искандер» с пусковыми установками, оснащенными как баллистическими, так и крылатыми ракетами. Это высокоточное оружие может внести решающий вклад в разгром выдвигающихся  к передовой группировок противника.

 

А вообще, должен сказать, что на мой взгляд от нынешних событий буквально веет историческим оптимизмом. Уже одно то, что очередной этап борьбы с абсолютным злом – исламским радикализмом (не путать с классическим исламом!)  Россия начинает не в предгорьях Кавказа — в паре сотен километров от курортного Сочи, а в ближневосточной пустыне – дорогого стоит. Непримиримый враг должен быть разбит  в его логове, тогда он никогда не придет разорить наш очаг.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: