Помните ли вы, уважаемые друзья, гениальное высказывание одной девочки, процитированное в книге «От двух до пяти» Корнея Ивановича Чуковского — «это я не тебе плачу, это я тете Соне плачу».

 

 

С момента, когда началась так называемая «блокада Крыма», мне не давала покоя смутная мысль, что Меджлис в лице двух его лидеров тоже кому-то «плачут» — и этот кто-то вовсе не нынешняя украинская власть (она за полтора года доказала, что плевать ей и на Чубарова, и на Джемилева с самой высокой колокольни в мире), и не украинскому народу (на него плевать профессиональным крымтатарам), и даже не США (мы видим, что Госдеп полностью проигнорировал «благородный духовный порыв Чуба и Джама»).

 

Тогда кому же был адресован этот горестный плач? Кто в данном контексте был призван сыграть роль тети Сони, которая в нужный момент должна погладить по головке и сунуть в раскрытый в горестном рыдании ротик конфетку?

 

Как часто бывает «хорошая мысля приходит опосля». Давайте восстановим ход событий. Об организации блокады профтатары стали объявлять где-то за неделю, или даже две до ее начала. Естественно, что чем ближе становился день старта акции, тем более громким и помпезным становился этот «плач». Нет ничего удивительного, что он достиг апогея 20 сентября. А что в это время происходило на совсем другом «участке геополитического фронта»?

 

А в это время в Москву на открытие самой большой соборной мечети в России собирался лидер Турции Реджеп Эрдоган. Думается мне, я не открою большой тайны, если скажу, что Меджлис на протяжении последних нескольких десятилетий имел кормящих, хотя и в дистанционном режиме «мать и отца» — Саудовскую Аравию и Турцию. Соответственно, необходимо было предпринять что-то, чтобы в идеале сорвать визит «отца» на территорию врага, а не в идеале — хотя бы омрачить его пребывание в Москве и переговоры с Президентом России.

 

Идеальным вариантом, с точки зрения Меджлиса, были бы какие-нибудь насильственные действия со стороны России по отношению к «блокиратам» или хотя бы по отношению к татарам, проживающим на территории Крыма (см. «погромы, спровоцированные блокадой и проведенные возмущенными русскими гражданами полуострова»). Вот это было бы, что называется, пять баллов! На худой конец сошел бы арест движимого и недвижимого имущества Джамилева и Чубарова на территории Крыма, или прессование их дальних родственников (здесь плачи, крики, демонстрация почтенных матрон, утирающих слезы, орущих детей и т.д.)…

 

Ничего этого не произошло. Как это уже стало привычным, ловушка была сделано слишком топорно, чтобы ее не заметить. Это во-первых.

 

А во-вторых, у Турции сейчас куда более серьезные проблемы на повестке дня, чем якобы имеющееся преследование крымских татар в Крыму и дальнейшая судьба, как выяснилось, провального проекта в лице Меджлиса. Эрдоган явно прибыл в Москву не вокруг новой мечети походить, а пообщаться с главой российского государства. Поэтому история с блокадой Крыма в списке его приоритетов наверняка занимала малопочетное 128 место. Может, упомянул он об этом прецеденте в беседе с Владимиром Владимировичем, а, может, и нет, во всяком случае никаких официальных сообщений о том, что эта тема затрагивалась, не поступило…

 

Хорошо, скажете вы, а при чем тут правосеки? — А не причем. Очевидно же, что они просто сначала заскочили в последний вагон этой акции, поскольку увидели в этом свою неоспоримую выгоду (контрабас), а потом, как это бывало в фильмах про Дикий Запад, добрались до паровоза, оттолкнули машиниста и повели поезд дальше. Их мало интересуют «страдания крымско-татарского народа», они, скорее всего, понятия не имеют о визите Эрдогана в Москву — зато их страстно интересуют те «ништяки», которые можно поиметь с данной акции.

 

И правы те украинские экономисты, которые отмечают, что «ништяки» обязательно будут — украинские производители, направляющие фуры со своими товарами в Крым, в период, когда еще идет уборочная, предпочтут поделиться, а не потерять свои планируемые доходы полностью. Так что, как говорится, в данном случае торг уместен…

 

Ну и, соответственно, отсюда можно примерно спрогнозировать, сколько продлится блокада, и как она будет проистекать дальше. Крымские татары в лице Меджлиса окончательно будут задвинуты на задний план. Правосеки и те, кто стоит за ними, будут продолжать ее, пока не закончится реализация быстропортящейся продукции.

 

И кто-то после этого удивляется тому, что Москва на эту акцию не реагирует? — А чего на нее реагировать, если, по сути, украинские радикалы наживаются сейчас на украинских производителях. Свои собаки грызутся, чужая не приставай!

 

 

Анастасия Скогорева