Поддержка режима Башара Асада создает препятствия усилиям США по борьбе с «Исламским государством». Об этом в интервью телеканалу CBS заявила постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр. Она также отметила, что вопрос о встрече Владимира Путина и Барака Обамы до сих пор не решен.

 

Саманта Пауэр

 

Этим утром (22 сентября — ред.) появились новые тревожные подробности, касающиеся все более активного участия России в сирийском конфликте. The Wall Street Journal пишет, что Россия и Иран сообща принимают меры по защите режима сирийского президента Башара Асада. На спутниковых снимках видно, что на одной из баз сирийской авиации были размещены российские боевые самолеты. Наш корреспондент Дэвид Мартин сообщает, что Москва в последние недели отправила в Сирию более двух десятков реактивных истребителей.

 

— Все разговоры сейчас — о Сирии. На выходных мне удалось побеседовать с президентом России. По его словам, он наращивает военное присутствие в Сирии, для того чтобы поддержать президента Асада, но своим врагом видит именно «Исламское государство». Беспокоят ли США те шаги, которые Россия предпринимает в Сирии?

 

— Нас беспокоят любые методы, основанные на усилении поддержки Асада, – ведь в рамках этой стратегии против мирных жителей применяются «бочковые бомбы» и отравляющий газ, что, по сути, лишь усиливает ИГ. Любые действия в поддержку подобного вызывают у нас беспокойство.

 

— Но госсекретарь США совсем недавно заявил, что наша главная цель сейчас — не Асад, что в конечном счете он может уйти и наступит переходный период, но сейчас у нас есть более важная цель — ИГ.

 

— И госсекретарь, и — что еще важнее — президент Обама очень четко дали понять, что разобраться с ИГ всерьез и надолго не получится до тех пор, пока не будет решена проблема Асада. Многие из тех исламистов, которые массово прибывают в Сирию, приезжают из-за ужасных действий, совершенных Асадом в отношении собственного народа. Таким образом, они между собой тесно связаны.

 

— Сейчас еще пишут о том, что на данный момент мы пересматриваем политику в отношении Сирии, — мы долгое время считали, что в стране нет умеренной силы, которую нам было бы выгодно поддержать. Однако теперь, когда лучше стали идти дела у курдов, США меняют свою сирийскую стратегию.

 

— Как вы знаете, мы достигли значительных успехов, начав сотрудничать с курдами на севере Сирии. Граница между Турцией и Сирией была для «Исламского государства» проходным двором, однако теперь вся граница – за исключением отрезка примерно в 110 километров длиной – находится под контролем ответственных участников конфликта. Так что, я думаю, мы ищем возможности укрепить это сотрудничество и продолжить оттеснять «Исламское государство».

 

— Однако Россия изменила ситуацию.

 

— Россия, похоже, ввела новые факторы, однако мы с ними решим все спорные вопросы в рабочем порядке. Наша цель – «Исламское государство». И если российская сторона продолжит поддерживать Асада, это лишь создаст новые препятствия для наших усилий по борьбе с ИГ.

 

— Как вы думаете, президент Обама встретится с президентом Путиным в Нью-Йорке?

 

— Расписание встреч еще не было оглашено, поэтому я не стану распространяться по этому поводу. Впрочем, встреч будет много – куда бы вы ни пошли в здании ООН, вы встретите главу какого-нибудь государства. Ведь на это заседание приедет 154 лидера – это самое большое число за всю историю ООН.

 

— Считаете ли вы, что в данный момент США могут доверять президенту Путину?

 

— Я считаю, что, несомненно, действия России на Украине – где она, по сути, отрезала часть соседней страны – и игнорирование международных законов вызывают множество проблем. Мы вместе с Россией находимся в Совете Безопасности ООН, и я работаю с ее представителями каждый день, решая вопросы о сохранении мира. Мы также с ними сотрудничаем по иранской сделке. Это очень сложные отношения. Нам приходится делать несколько дел одновременно.

 

— Я знаю, вы сказали, что еще не знаете расписания встреч, но я все-таки хочу вернуться к вопросу Норы. Путин ясно дал понять, что хочет встретиться с президентом Обамой. А наш президент хочет с ним встретиться, вы не знаете?

 

— Повторюсь, мы очень скоро огласим расписание встреч…

 

— Я так понимаю, это означает, что ведутся переговоры.

 

— Как вы знаете, госсекретарь Джон Керри поддерживает тесный контакт с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, и решение спорных вопросов в рабочем порядке станет очень важным элементом, если Россия действительно повышает свою ставку и заваливает этот регион дополнительным военным оборудованием. Безопасное проведение наших операций в Сирии, конечно же, станет задачей первостепенной важности для президента Обамы.

 

ИноТВ

 

 

 

Метки по теме: