Известный французский журналист на минувшей неделе высказал мысль, что власти уничтожают страну и ее будущее, желая принять и разместить всех мигрантов из нынешней многотысячной волны. В ответ журналист получил бойкот и презрение «хранителей общечеловеческих ценностей». Но история куда интереснее, если сделать упор на подробности и задуматься, что за этими подробностями стоит.

 

Хроники европейского безумия

 

Если гибнет твой город, ты должен молчать

 

Для начала — вот полный текст публикации, о которой речь. Она из небольшого провинциального издания — в Безье, старинном, с древней историей, южном городке всего на 70 тысяч человек. Что там говорится: в страну прибывают тысячи и тысячи мигрантов, по закону положено рассмотреть их обращения об убежище, но если таковое не предоставляется, то мигрантов следует депортировать. На практике же остаются фактически все: «так французский закон нарушается государством, которое не уважает само себя и французов», «это бессильное и лживое государство».

 

И не только государство, а и общество в целом: «у нас не запрещено предпочитать общечеловеческие ценности своей семье и народу. Можно не заботиться о будущем французов и уже ставших частью общества групп населения», но в такой ситуации тем, «кто в своей слабости любит свой народ, уважает его историю и хочет будущего для своих детей — им, наверное, пора становиться сильнее».

 

Ну и что тут сказано особенного, скажет россиянин, ежедневно наблюдающий за видеохроникой многотысячных толп, штурмующих границы Европы. Нормальный человек говорит понятные вещи. Но в том-то и дело, что россиянину эти понятные вещи говорить можно, а французу и вообще «настоящему европейцу» — нельзя. Они обязаны сочувствовать беженцам и отдавать им все, включая свой дом (видные европейские политики и вправду демонстративно селят дома какую-то беженскую семью). Нам это трудно представить: что значит нельзя высказываться, если твоя страна, твой город гибнет? Однако…

 

А теперь о том, кто автор упомянутого выше материала. Робер Менар — еще недавно очень известная личность. Он создавал и возглавлял базирующуюся в Париже международную организацию «Репортеры без границ». Один из тех, кто годами учил людей не только у себя дома, но и за пределами Запада всяческим западным ценностям, типа свободы слова.

 

Как эти люди учат других, известно хотя бы по истории, когда вскрылись факты финансирования менаровских «репортеров» из Госдепартамента США, чтобы они вели пропагандистскую кампанию против Кубы. Или — последняя их громкая акция, когда они попытались помешать проносу Олимпийского огня в Пекин в 2008 году. Почему? Но это же классика «западных ценностей», призывать к «освобождению Тибета». «Освободители» чаще всего не только не бывали в Тибете, но не сразу могут его найти на карте. Однако полагается за него выступать. Вопрос: что будет, если ты выступишь против идиотской кампании за «освобождение Тибета» и множества подобных кампаний. А тогда тебя затравят, не будут подавать руку (это у них так принято), не будут спонсировать или размещать рекламу… съедят. Морально, но и материально.

 

Но тут-то не Тибет, а сама Франция. И вот сейчас по сути ушедший на пенсию, уехавший из Парижа Менар получил по полной программе. По сути от людей, когда-то состоявших с ним в одной либеральной, морализаторской, «западноценностной» компании.

 

Если у них, вопреки уговорам лидеров ЕС, сейчас кто-то говорит, что беженцев надо остановить и вернуть обратно, то он — с точки зрения либералов — нацист или жалкий маргинал. Последнее, кстати, очень характерно для всяческих западных кампаний — подавать своих противников как маргиналов, жалкое и презренное меньшинство. Это притом, что не верится, что у обожателей беженцев есть поддержка даже половины населения. Они просто смогли морально задавить его большую часть. Во Франции и не только.

 

Собственно, Менар не очень пострадал.

 

 

Их надо пожалеть

 

Это, наверное, самое страшное и необъяснимое, что мы наблюдаем в нынешней европейской катастрофе: цивилизация гибнет, а эти люди нагнетают истерику, создают атмосферу, при которой нельзя сказать очевидное, а можно говорить только о своей любви к беженцам.

 

Наблюдаем-то мы этот ужас со стороны, но весь разговор напрямую касается отношений России и Запада по части ценностей, морали и всего прочего. Потому что мы уже много лет сталкиваемся с тем, с чем столкнулся Менар сегодня — и поначалу обычно недоумеваем. Потом потихоньку закипаем. Закипаем потому, что нас (и другие страны и народы) не просто учат, а пытаются давить (санкциями, например). Причем лютуют в ситуациях, когда это нам надо было бы наложить на кого-то санкции: по чеченской войне, Южной Осетии, сейчас по Украине и Крыму. И наложить их как раз потому, что западники, в этих и иных сюжетах, наделали и наговорили чудовищных глупостей и мерзостей.

 

И, конечно, чуть не самое противное — этот идеологический и информационный террор, который создает иллюзию, что они против нас — единым фронтом, не с кем и не о чем говорить. Отвратительно это их умение употреблять «свободу слова» так, что по вполне определенным вопросам не пикнешь.

 

Сейчас происходит нечто иное. У нас слишком многие думали, что вся система западных ценностей, все особенности их поведения направлены исключительно против России. Китайцы, впрочем, думают, что мишень — исключительно Китай, и так далее по географической карте. Но сейчас мы наблюдаем ценностное самоубийство самой Европы, которая добровольно топится в волне мигрантов и не дает себе слова сказать по этому поводу. Раньше их идейные истерики раздражали и затрагивали нас. Теперь те же истерики уничтожают самих европейцев, которых можно лишь пожалеть.

 

За самоубийцами наблюдать страшно, а за россиянами, ведущими дискуссию по поводу происходящего, наблюдать интересно. Во-первых, голоса защитников «европейских ценностей» в нашем разговоре вообще не слышны, так же как в 1999 году у нас было почти невозможно найти кого-то, публично поддержавшего бы бомбардировки Югославии. Во-вторых, дискутанты делятся на «злых» и «добрых». «Злые» пытаются доспорить старые споры в новой обстановке, поймать европейцев на двойных стандартах, разобраться в том, кто и как у них ведет эти тоталитарные обработки мозгов. В рядах «злых» много тех, кто чувствует себя обиженным, преданным Западом, на который он когда-то возлагал надежды.

 

Я отношу себя к «добрым». Полагаю, что не о чем здесь спорить и не с кем, это все равно что дискутировать с волком по поводу того, что он ест мясо. Нужно просто проводить такую политику, чтобы идейные судороги Запада нас никак бы не затрагивали материально. Вдобавок что-то не верится, что вся ситуация надолго. Если не западники в целом, то европейцы в этой истории с беженцами или погибнут, или поменяют свои ценности, вместе с технологиями коллективного насаждения таковых.

 

Дмитрий Косырев