В последние дни в прессе появились сообщения о некоторых шагах Вашингтона навстречу России по сирийскому вопросу. В частности, Джон Керри, который в течение недели трижды встретился с Сергеем Лавровым, заявил: «мы приветствуем намерения России сосредоточить свои усилия на Исламском государстве».

 

Как можно и должно решить проблему беженцев

 

С моей точки зрения, в искреннее миролюбие представителей Госдепа может верить сегодня разве что американский обыватель, начисто лишенный возможности критического анализа ситуации в мире. Тем же, кто этой возможности не лишен, давно понятно, что «решение» проблем «Исламского государства» и, следовательно, беженцев США видят только через призму другой «проблемы» — избавления от Башара Асада.

 

Только в этом и состоит цель американской внешней политики на Ближнем Востоке — в устранении (там, где это возможно) «своенравных» лидеров независимых государств: Хусейна, Каддафи, Салеха, Асада и т.п. и их замене на марионеток.

 

Вашингтон видит проблему не в укреплении в странах Ближнего Востока экстремистских группировок, не в сотнях тысяч погибших и не в миллионах беженцев, а в том, что на их пути к глобальному доминированию в очередной раз возникла помеха в лице, как они считают, очередного «диктатора».

 

 

Ситуация на Ближнем Востоке будет только ухудшаться

 

Сегодня ясно, что американским политикам верить нельзя, а договориться с ними о чем-либо невозможно (хотя пытаться договариваться всё же нужно) уже в силу присущего им лицемерия. Так, пресс-секретарь Пентагона Питер Кук на днях заявил, что «Министерство обороны США готово к консультациям с Россией в будущем, если она будет принимать участие в борьбе с «Исламским государством» в Сирии». Как будто Госдеп борется с ИГ, а Россия этого всячески избегает, хотя дело обстоит ровно наоборот.

 

То, что американские игры становятся все более опасными для мира, подтверждает, в частности, позиция Израиля. Известно, что руководство этой страны, сохраняющей формальный нейтралитет, например, по вопросу об Украине, по сирийскому вопросу уже явно не разделяет точку зрения Госдепа. Вот почему Биньямин Нетаньяху, приведший партию «Ликуд» к победе на недавних выборах в кнессет посредством жесткой антииранской риторики, в понедельник прибыл в Москву, где намерен ознакомиться с позицией России по Ближнему Востоку.

 

Накануне в зарубежных СМИ появилась информация, что в течение ближайших недель между Израилем и США будет подписан договор по созданию совместных систем ПРО. Но одно дело — идти навстречу традиционному союзнику в реализации его глобальных геополитических планов в воздухе, а другое — уже сегодня противостоять радикальным исламистам непосредственно на земле.

 

Полагаю, что лицемерие позиции Вашингтона по отношению к ИГ в Израиле вполне осознаваемо. Как осознаваемо и то, что избавление региона от погружения в глобальную войну (в которой главным противником Израиля станет не Иран, а, скорее всего, «Исламское государство») может прийти из России.

 

У автора этих строк тоже нет иллюзий относительно ближайшего будущего региона. Полагаю, что поток беженцев из Ирака, Сирии, Ливии и других афро-азиатских стран в Европу продолжится. Ну а в случае сдачи Дамаска боевикам ИГ или Свободной сирийской армии этот поток наверняка резко возрастет.

 

Но что делают сегодня США и Евросоюз для того, чтобы предотвратить столь нежелательную перспективу? Практически ничего.

 

Потоку беженцев в Европу сегодня противостоят, как могут, правительства Венгрии, Сербии и Хорватии. Болгария на днях объявила о закрытии своих границ для беженцев. И даже в Германии политики заговорили о необходимости ограничить количество принимаемых мигрантов. Словом, европейские страны действуют по принципу — «Спасайся, кто может!». Евросоюз же оказался не готов противостоять новой и очевидной угрозе — как и НАТО, многочисленные подразделения которого заняты сегодня чем угодно, но только не обеспечением европейской безопасности.

 

Да простит меня читатель, но применительно к нынешней ситуации в современной Европе впору ввести неполиткорректный термин «евроидиотизм».

 

К сожалению, евроидиоты, которыми в последние годы заполнялись кабинеты ЕС и правительств ряда европейских стран, похоже, не способны воспользоваться даже теми активностями в направлении решения проблемы беженцев, которые им приносит на блюдечке, к примеру, Россия. Так, на прошлой неделе МИД Болгарии запретил пролет в воздушном пространстве своей страны российских самолетов с гуманитарной помощью для Сирии.

 

 

Первоочередные шаги, которые должна сделать Европа

 

Уверен: решение проблемы беженцев необходимо начинать с официального признания причиной потока мигрантов в Европу тех войн, которые были развязаны на Ближнем Востоке с участием Запада.

 

Необходимо признать, что «демократизация» Ирака, Ливии и Сирии путем военного вмешательства США и НАТО в дела этих стран не обеспечила становление в них демократий, но привела к слому традиционных государственностей, активизации националистических сил исламистского толка и эскалации террора, в том числе против христиан и Запада как такового. Это первое.

 

Во-вторых, Евросоюзу следует согласиться с тем, что свержение Асада в Сирии не остановит бегства населения в Европу, а напротив, только усилит этот поток, поскольку падение Дамаска станет сигналом «зависшим» в Турции и Ливане миллионам беженцев к тому, чтобы забыть о возвращении домой надолго, если не навсегда.

 

Следствием названных признаний неизбежно станет вывод о том, что сегодня первым делом нужно остановить ИГ и уже только после этого решать проблему Асада.

 

В-третьих, следует остановить ИГ на конкретных рубежах в Сирии и Ираке посредством ввода в зоны соприкосновения боевиков с правительственными войсками названных стран миротворческих сил ООН при участии России и НАТО.

 

Параллельно нужно будет провести санацию действующих лагерей беженцев на транзитных территориях (Турция, Ливан, Иордания и др.) с их обеспечением необходимой гуманитарной помощью. После чего следует профинансировать строительство в этих странах благоустроенных поселений и городков временного содержания мигрантов.

 

Нужно наметить также меры помощи беженцам, которые не сводятся к выплате им социальных пособий по прибытии в страны Европы и связаны больше с заработком по результатам организации общественных работ в транзитных странах (услуги в тех же поселениях для беженцев, работа в пунктах приема мигрантов, на вокзалах и морских переправах, etc.).

 

Понятно, что решение практических вопросов — не та болтовня с трибун, к которой привыкли чиновники ЕС, ПАСЕ и других бюрократических институций, и для комплексного решения проблемы беженцев необходимо создать специальный координирующий орган, решения которого в части, касающейся миграционной политики, должны стать обязательными для чиновников Евросоюза.

 

Полагаю, что в оперативное распоряжение этого органа должны быть переданы подразделения МЧС европейских государств, а если этого окажется недостаточно для обеспечения эффективного контроля за миграционными потоками, то ещё и отдельные подразделения НАТО.

 

Эти и другие подобные меры очевидны, однако же ЕС, как я полагаю, вряд ли способен к адекватным действиям уже потому, что ему не позволено обсуждать и принимать решения, выходящие за рамки внутриевропейской политики.

 

Именно по этой причине сегодня многие европейские лидеры ждут конкретных действий от России, а не от еврочиновников. Таков, по сути, момент истины, подтверждающий, что Евросоюз — антиевропейская структура, созданная и существующая для того, чтобы управлять и повелевать Европой в интересах Госдепа и ТНК. Это момент истины и для НАТО — военного альянса, который в столь сложный момент для европейской истории считает своей приоритетной задачей противодействие России и помощь киевскому режиму, а не борьбу с террористами. Ну а, например, немецкие политики гордятся тем, что истребители Германии патрулируют воздушное пространство не над Сирией, а над Прибалтикой.

 

Уровень евроидиотизма постепенно приближается к точке кипения, угрожая превратить в пар не только единство Европы, но и всю архитектуру послевоенного мироустройства.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме: