Царь и великий князь Всея Руси, и Малая, и Белая, и Великая, Володимир свет Володимирович!

 

Повадился собака, беглый крымский хан Мустафа, сын Джемиля, останавливать караваны торговых людей, идущих в Крым по Херсонскому шляху. Собрал вокруг себя таких же псов шелудивых, закона не знающих, тела свои оккультными символами оскверняющих, и лихоимство творит.

 

Беглый крымский хан Мустафа, сын Джемиля

 

Вместо князя же в Киеве сидит самозванец, беспробудному пьянству подверженный, а потому дать укорот лиходеям не способный и не желающий.

 

В войско киевское также набрали людей лихих, ранее в острогах сидевших за злодейства тяжкие, дисциплины никакой, произвол творят и в неких аватариев превращаются. Что это за зверь невиданный нам неведомо, токмо сказывают, что аватарии сии себя не помнят и многие беды творят в беспамятстве, как себе вред учиняют, так и добрым людям.

 

Посему самозванец киевский крымскому беглому хану укорот дать не способен, и люди торговые из Херсона, Одессы и Николаева челом царю бьют, чтобы послал войско выбить крымского хана с Херсонского шляха.

 

Одначе люд торговый из края Краснодарского и края Ростовского просят погодить с войском, ибо люба им затея собаки Мустафы. Их торговые караваны от таких оказий только больше доходу приносить стали, посему его бесчинства и казне государевой пополнение знатное принесут.

 

Награждать Мустафу за такое, конечно, как-то негоже, но и укорот ему, царь-батюшка, делать погоди, ибо невольно своим скудоумием приносит он пользу государству Российскому.

 

Писано 22 сентября 7524 года от сотворения мира
капитаном Тайного Приказа Александром Роджерсоном

Александр Роджерс

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: