«Наращивание российского военного присутствия в Сирии может послужить интересам Кремля несколькими способами. Оно может помочь укрепить позиции Асада, которого Москва давно поддерживает и которому в последние месяцы все меньше везет на поле боя», — указывают Эрик Шмитт и Майкл Р.Гордон в The New York Times.

 

 

«Это похоже на постоянный процесс накопления экспедиционных или значительных боевых сил в Сирии, — полагает Джеффри Уайт, бывший офицер Разведывательного управления министерства обороны, ныне изучающий Сирию в Вашингтонском институте ближневосточной политики. — Оно может дать режиму решающее преимущество на поле боя».

 

«Кроме того, наращивание военного присутствия добавляет выразительности российским призывам сражаться с «Исламским государством» (запрещенным в РФ. — Прим. ред.) в составе новой коалиции, включающей в себя Иран и нынешнее сирийское правительство. Оно также может поставить Россию в более удобное положение с точки зрения влияния на формирование нового правительства, если Асад все-таки не удержится у власти, — говорится в статье. — К тому же Россия, по-видимому, закрепляет свои стратегические интересы в Сирии и существенно расширяет возможности давить на Дамаск и соседние страны благодаря новому аэродрому, который дополнит военно-морскую базу в прибрежном городе Тартус, давно уже принадлежащую России, — независимо от развития событий».

 

«Это самое значительное за десятки лет проецирование силы Россией в этом регионе», — полагает Стивен Дж. Бланк, эксперт по российской армии в Американском совете по внешней политике. Он сравнил текущие события с российскими маневрами в Египте в 1970-х и добавил: «Это укрепит российское влияние по всему Леванту».

 

«Русские мастерски сменили тему накануне прибытия Владимира Путина в Нью-Йорк, на 70-летие Генеральной ассамблеи ООН», — отметил Эндрю С.Вайс, вице-президент по исследовательской работе Фонда Карнеги за международный мир. «Вместо того чтобы принять отповедь Белого дома по поводу желания Путина встретиться с Обамой, русские пытаются убедить нас, что мы должны поговорить с ними о Сирии, — пояснил Вайс. — Раньше иранцы расплачивались развертыванием подразделения «Аль-Кудс», посылая посредников вроде «Хизбаллы». Теперь очередь Москвы играть эту роль, и ее основное намерение при этом — подпереть режим Асада».

 

«По-видимому, российским усилиям содействует Иран, который тоже поддерживает правительство Асада и разрешил России полеты над его территорией», — отмечают авторы.

 

«Мы хотели бы увидеть движение к политическому переходу, — сказал пресс-секретарь Госдепа Джон Кирби. — Мы все еще верим, что у нас есть возможность содействовать такому переходу совместно с российскими властями. Однако это не может начинаться с открытого и продолжающегося пособничества режиму Асада».

 

InoPressa

 

 

 

Метки по теме: