Многие еще помнят, как буквально пару месяцев назад, в июле 2015 года в одной из школ города Росток побывала Ангела Меркель и в рамках дискуссии на тему «Хорошая жизнь в Германии»  заставила сирийскую девочку расплакаться, на полном серьезе объясняя ей, что Германия не может принять всех желающих.

 

Голодающий подросткок с Ближнего Востока
Голодающий подросткок с Ближнего Востока

 

Кстати, та девочка стала временной звездой СМИ, а ее отцу продлили вид на жительство еще на полгода. Я прекрасно помню, как большинство с сочувствием отнеслось к девочке и как все ругали Меркель за излишнюю строгость к ребенку. Легко проявлять сочувствие, когда тебе это ничего не стоит. Сейчас те же самые толерантно настроенные немцы внезапно замолкают на полуслове, когда выясняется, что очередное общежитие для беженцев планируют разместить неподалеку от их чистеньких домиков со стеклянными дверьми. Это в России поговорка «мой дом – моя крепость» актуальна во все времена: железные двери, решетки на окнах, стратегический запас продуктов, медикаментов и оружия на все случаи жизни. Случись зомби-апокалипсис или нашествие марсиан, русские готовы ко всему. У немцев же все иначе. Тридцатисантиметровые заборчики или зачастую просто невысокие кустики вокруг частной территории, хлюпкие двери, выбить которые можно одним несильным пинком, окна во всю стену, позволяющие прекрасно рассмотреть всю обстановку в доме – вот привычная картина для Германии, рассчитанная на приличных людей, а вовсе не на орды «бедных» беженцев. Слово беру в кавычки, потому как, лично наблюдая за все прибывающими мигрантами, особой бедности в их облике я не заметил. Хорошо одетые, со смартфонами в руках (да-да, многие помнят нашумевшее фото: «Сирийские беженцы делают групповое селфи, достигнув берега Греции»). Скорее, они выглядят, как туристы, которые, однако, не собираются уезжать. Ходят группами, особо никуда не торопятся, ведут себя не агрессивно, но и благодарности либо смущения в их лицах я не увидел. На днях в город, где я живу, прибыла очередная группа беженцев. Не слишком большая – чуть меньше двухсот человек, но, что примечательно, среди них я насчитал всего трех женщин, да нескольких детей.

 

Вот эти молодые спортивные парни – угнетенные и запуганные беженцы? Местные жители собрали какие-то вещи, но беженцы проходили мимо, даже не глядя на «подачки».

 

Между тем, в противовес, с сентября вступили в действия новые правила для россиян, желающих получить шенгенскую визу. Теперь обязательным условием является снятие отпечатков пальцев для всех претендентов. Очевидно, с точки зрения властей, это лишь прибавит число желающих посетить страну. Я знаю случаи, когда в визах отказывали работающим, имеющим недвижимость в России людям, под предлогом, что они захотят остаться в Германии. Слышал я и о других ситуациях, когда даже россиянам, обладающим дорогой недвижимостью в Германии, дают лишь краткосрочную визу, да еще с таким видом, словно делают неимоверное одолжение. Я понимаю: политические игры, Россия – противник, но этого противника Европа назначила себе сама, не спросив противоположную сторону. Нет, им не нужны богатые туристы, зато миллионы сирийцев и ливийцев пришлись ко двору. Да, речь уже идет о приеме одного миллиона человек в год, и это только в Германию. Именно это число озвучил на днях вице-канцлер Германии Габриэль.

 

Кстати, не стоит думать, что все немцы сошли с ума. Это вовсе не так. Иначе, зачем же Министерству Юстиции Германии совместно с Фейсбуком создавать в короткие сроки специальный отдел „Taskforce“ по борьбе с ненавистью, который будет отслеживать и уничтожать «высказывания, подлежащие штрафу» в соцсетях. Никакого расизма, экстремизма, гомофобии на страницах ФБ – таковы предпосылки создания группы. Но почему именно сейчас? Разумеется, потому что «кризис беженцев» пришелся не по душе очень и очень многим. Конечно, под формулировку «расизм» подпадут все комментарии, не совпадающие с официальной точкой зрения Бундестага. В демократической стране Германии любое высказывание против беженцев теперь  может потенциально привести не только к крупному денежному штрафу, но и к реальному тюремному сроку . Тем более, деньги нужны, в бюджете дефицит, а массовые штрафы – неплохая возможность пополнить копилку.

 

Еще одна новость – граждане Евросоюза, живущие на территории Германии, но при этом не работающие или отработавшие прежде слишком мало, отныне не имеют право на социальное пособие.

 

С одной стороны, это плюс для Германии, слишком многие жители ЕС ехали лишь за пособием, с другой стороны, — первый знак того, что и самим немцам вскоре придется затянуть пояса. Сначала отсекут лишних, потом возьмутся за своих. Это означает снижение социальных гарантий, повышение налогов и цен. Все для беженцев! Лишь бы они были счастливы!

 

Помнят ли власти весьма показательную историю, произошедшую несколько лет назад в Швеции. Красивая молодая девушка Элин Кранц, боровшаяся за равноправие мигрантов из Африки и Азии, мечтавшая сделать Швецию эталоном мультикультурализма, была зверски изнасилована и убита сомалийцем, прибывшим в страну по квоте для беженцев. Власти Швеции тогда пытались скрыть его имя и национальность – «преступник не имеет национальности», но один из депутатов раскрыл тайну личности, после чего подвергся резкой критике парламента страны. Сомалиец в итоге получил 16 лет тюрьмы, комфортной шведской тюрьмы, а СМИ попросили не муссировать дальше эту тему.

 

Вот она – благодарность беженца. Вот что ждет Германию и другие страны. Европа, добропорядочная, законопослушная Европа, будет изнасилована и убита.

 

Либо же агрессию попытаются направить в другую сторону?

 

Говорят, уровень преступности уже растет, только СМИ об этом не трубят. Пока речь больше идет о мелких кражах. Полиция, кстати, не вмешивается в такие истории, если речь идет о беженцах. Арестовывают только немцев, беженцев не трогают. Были случаи, когда группы беженцев приходили в магазины, распаковывали еду и тут же ее поглощали, никого не стесняясь. Силу к ним, разумеется, не применяли. На все вопросы они отвечали «мы голодные, мы хотим кушать», если вообще удостаивали своим ответом. Работники вызывали полицию, те приезжали, но попросту разводили руками. А что делать? В тюрьму не посадишь, штраф не выпишешь и даже не депортируешь. Но помимо подобных историй, случаются и более серьезные преступление – грабежи, изнасилования, даже убийства… К счастью, пока это единичные случаи, но они есть, и их число будет только расти день ото дня.

 

А что ждать от людей, которые в суде заявляют: «А мы не знали, что у вас в стране нельзя насиловать!..»

 

Толерантность  — штука хорошая, но все должно иметь разумные границы. Боюсь, Европа совершенно запуталась в своем порыве помочь. Светлое стремление обычных граждан, не виноватых в конфликтах на Ближнем Востоке, обернется для них таким потрясением, которое потенциально может явиться предпосылкой для развития новой волны национализма и неофашизма.

 

Существует уже множество версий, пытающихся прояснить ситуацию с резкой сменой политического курса относительно беженцев. Есть и абсолютно дикие теории, как, например, версия о том, что таким способом европейские власти собираются исправить демографическую ситуацию в ЕС. Да, возможно, немного и исправят, только, боюсь, без обоюдного согласия сторон…

 

Есть и конспирологическая версию о том, что таким образом Европа набирает армию для скорого нападения на Россию. Эта теория, как мне кажется, заслуживает более внимательного рассмотрения. Я уже писал, но повторю еще раз, что с моей точки зрения европейский «кризис беженцев» — это новая модель запугивания граждан, аналогичная 11 сентября в Америке. Методика совершенно иная, и все подастся под другим соусом. Давление будет нарастать постепенно. Беженцев надо задобрить, пусть даже за счет интересов собственных граждан (их свободы, конечно, сильно ограничат), которые скоро вволю нахлебаются последствий толерантности, а когда беженцы позабудут о причастности Европы к военным действиям на Ближнем Востоке, то им укажут цель. Немецкие СМИ уже вовсю пишут о том, что во всем виновата именно Россия. Видите ли, это именно она поддерживает режим диктатора Асада и мешает установить мир в Сирии. То есть опять во всем виноват Путин, и никто иной. Осталось только окончательно внушить беженцам кто их главный враг, дать им в руки оружие и направить в нужную сторону, пообещав тем, кто будет хорошо сражаться, европейское гражданство.

 

А зачем еще столько молодых мужчин, как не для создания боеспособной армии?

 

Попытка  разжечь полноценную войну между Россией и Украиной пока не удалась. Россия удержалась от безрассудных действий, не поддалась на провокации. Мусульманские беженцы – это вторая попытка, матч-реванш?

 

В Германии средний возраст населения – 42 года. Воевать тут некому. Нужна свежая кровь, причем в большом количестве.

 

Я не думаю, что г-жа Меркель внезапно сошла с ума. Она не может не понимать, что миллион человек в год, среди которых большинство – мужчины, — катастрофа для страны, конец спокойствию, конец эпохи евро-застоя. В связи с этим, у нее наверняка есть некий план, который сейчас последовательно претворяется в жизнь.

 

А может, эта армия будет направлена не против России, а против Америки? Ведь США дружно ненавидят все беженцы, тут и настраивать людей не надо, можно не тратить средства на пропаганду. Может, амбиции Меркель настолько высоки, что она решила выйти из-под контроля Вашингтона, но скромными силами немецкой армии этого не достичь. Нужны «штрафники», «мясо», которые пойдут в первых рядах любого вооруженного конфликта. Идея не настолько бредовая, как кажется на первый взгляд. Меркель – самый сильный политик ЕС за последние десятилетия, пользуется огромным авторитетом. И, несомненно, ей давно уже надоело жить по указке из-за океана, но вот сил на сопротивление пока не хватало. Пока… а теперь ситуация поменялась.

 

Через полгода-год, когда число прибывших достигнет нескольких миллионов, когда они «акклиматизируются» в странах Европы и начнут создавать массовые проблемы всем вокруг, вот тогда-то их и применят по назначению. Осталось только понять, против кого их планируют направить.

 

Другие страны ЕС реагируют на ситуацию по-разному, но деваться-то им некуда. Например, в Польше проходят массовые митинги против приема беженцев. «Русские солдаты высадились в Сирии в рамках помощи легальному президенту. Сейчас мир с облегчение примет российскую помощь, чтобы остановить эту волну беженцев. Но не радуйтесь! Боюсь, президент Путин может выставить за это такой счет, что мы в итоге заплатим много больше, чем принимая беженцев», говорит Мариан Ковальский , польский оппозиционный политик.

 

Так что же нас ждет? Пока не видны тенденции, сложно строить теории. В принципе, Европа может и переварить пару миллионов беженцев без особого труда. Нет, они не интегрируются, как не интегрировались турки и курды, которые, кстати, активно враждуют между собой и сейчас, но опять же СМИ эти факты обходит стороной.

 

Вот, например, видео беспорядков во Франкфурте, где турки бьются с курдами:

 

 

Но раствориться среди многонациональной толпы этой волне беженцев вполне по силам. Вот только первая волна – лишь начало. И если не начать применять пулеметы, как предложила недавно шведский политик Гуннила Шмидт (впрочем, быстро удалившая свой комментарий), то нашествие не остановить.

 

А весь Ближний Восток Европа не переварит, скорее, переварят саму Европу. И в этой ситуации уже не кажется смешным предположение польской Obserwator Polityczny о том, что через пару лет уже белые беженцы из Европы потоком хлынут в Сибирь в поисках спасения…

 

Игорь Шенгальц

 

 

 

Метки по теме: